П.Р.О. Политика.Результат.Общество.

Объявление

Мы рады видеть Вас на территории действия ПРО.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » П.Р.О. Политика.Результат.Общество. » Аналитика,интервью,официоз » Дежа-вю: Линия фронта. Что говорят очевидцы


Дежа-вю: Линия фронта. Что говорят очевидцы

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Пока доморощенные геополитики и кабинетные стратеги глубокомысленно рассуждают о «глобальных уроках», которые должна вынести Украина из быстротечной войны на Кавказе, мы с вами видим следствие, может, и незаметное, но неприятное: раскол в украинском обществе дополнился еще одной трещиной. Как везде, симпатии жителей разных полюсов страны принадлежат противоположным сторонам.

Новая, незримая линия фронта сейчас проходит в телефонных трубках, логах ICQ, по страницам Интернет-форумов. Украинцы ведут обстрел друг друга килобайтами трафика, ходят в атаки и контратаки по оптоволоконным кабелям. Когда истерия достигает пика, в трезвые головы неизменно закрадывается подозрение: а не сталкивают ли нас нарочно? Как тогда?..

«МЕНІ КАЗАЛИ, ЩО ТУТ УСІ ЗА РОСІЯН, А Я НЕ ВІРИВ…»

Мы впариваем им это с экрана,
а они потом впаривают это друг другу
и нам, авторам, — это как
радиоактивное заражение,
когда уже не важно,
кто именно взорвал бомбу…
Виктор Пелевин,
«Generation П»

В самый разгар войны на Кавказе мне позвонил один мой приятель, родом с Западной Украины, ныне – житель столицы. И спросил:

- Слухай, а ти за кого – за грузинів чи за росіян?

Лезть в спор по этому поводу никакого желания не было, потому что, как и у всех нормальных людей, у меня тогда были гораздо более насущные заботы. Поэтому я ответил:

- Знаешь, скажи, какой ответ ты хочешь услышать, я тебе так и отвечу, и все.

- Ні, ти скажи, як ти насправді вважаєш, - уперся приятель.

Через несколько минут бесплодных попыток уйти от ответа я честно признался:

- Ну, наверное, скорее все же за русских.

- От блін, - расстроился приятель.

- А что такое?

- Та мені тут сказали, що на Донбасі усі за росіян, а я не вірив, ото й вирішив в тебе спитатися…

Мне было искренне жаль расстраивать его, но врать я не стал.

Надо сказать, что мой столичный приятель является на редкость здравомыслящим и чисто по-украински мудрым представителем населения Западной Украины. К полярности разных частей нашей страны он относится философски: «Запад есть Запад, мол, Восток есть Восток. Вместе им не сойтись, но в одной стране жить придется». Мне искренне хочется верить, что по другую сторону Днепра таких – большинство, но не менее искренне жаль, что грузинско-осетинский конфликт станет еще одной причиной, по которой «Схид и Захид» никогда по-настоящему не будут «разом»…

Почему-то кажется, что подобные разговоры происходили между людьми по всей стране. Может быть, не в столь благодушном тоне, но, скорее всего, очень и очень многие расстроились из-за того, что друзья, приятели, может, даже родственники оказались по другую сторону баррикад. Хорошо, что идеологических.

Ситуация отчаянно напоминает 2004-й год, когда на пике политических эмоций жертвовали личными чувствами. Когда из-за разных электоральных симпатий случались семейные скандалы или старые друзья превращались во врагов. В конце концов, просто «за державу» и заблудших соотечественников было обидно. В горле комом стояло горькое непонимание: ну как они могут? Ну, неужели не видят?.. Самое интересное: никто не может вспомнить, как так вышло, что виртуальные политические ценности стали личными переживаниями. Зато обида жива до сих пор.

Так и сейчас. Правда, свое мнение каждый выражает по-своему. Во Львове местная организация «Нашей Украины» пикетировала Генконсульство Российской Федерации, в Киеве этим же занимались члены более радикальных националистических партий и организаций – «Свобода», УНА-УНСО и пр. Обступили оплот «клятых москалей», флагами махали, кричали что-то обидное…

0

2

Название: Интернешнл Херальд Трибьюн
Английское название : International Herald Tribune
Организация: International Herald Tribune

Страна: США
Язык: Английский

Несостоявшиеся солдаты Грузии
Майкл Швирц

Георгий Монасалидзе и Ника Харадзе отправились на войну, распевая грузинские патриотические песни. Их головы были затуманены военным героизмом. Они попали в плен, где их заставляли расчищать завалы, оставшиеся после войны.

Безо всякой военной подготовки – им даже никогда не доводилось стрелять – двое молодых людей покинули свои дома в столице Грузии, Тбилиси, через несколько часов после того, как Грузия начала наступление на Южную Осетию. Они ожидали, что грузинские солдаты, которых они рассчитывали встретить на фронте, будут приветствовать их как товарищей и героев.

Южноосетинские солдаты задержали их всего через 24 часа после начала боев, когда они пытались пешком и без оружия пробраться в столицу Южной Осетии Цхинвали. Они не нашли ни одного грузинского солдата.

"Так начались наши приключения", – отметил Монасалидзе.

Молодые люди, решившие отправиться на войну, повели себя так же безрассудно, как их страна, ввязавшаяся в войну без особой подготовки и с помощью армии, которая, несмотря на растущие правительственные расходы и американское обучение, оказалась слабее, чем многие ожидали или, по крайней мере, хотели.

Война началась три недели назад с обстрела Цхинвали грузинской артиллерией и закончилась тем, что российские воздушные и наземные войска загнали группки грузинских солдат в горы.

Даже после того, как российские войска смешали грузинскую армию с грязью и оккупировали большие территории страны, президент Грузии Михаил Саакашвили призвал улучшить боеспособность своей страны. Он также заявил о своем стремлении получить контроль над Южной Осетией и Абхазией, двумя сепаратистскими анклавами, независимость которых Россия признала на этой неделе.

22-летний Монасалидзе и 19-летний Харадзе, похоже, совершили свою безрассудную вылазку в Цхинвали под влиянием этой бравады.

"Это моя земля, – заявил Харадзе, объясняя свое решение. – Я грузин, мои друзья воевали", – сказал он по-грузински, а его мать перевела эти слова на русский, язык, который он, в отличие от многих представителей старшего поколения, никогда изучал.

Войдя в Цхинвали около часа ночи 9 августа, двое распевали популярные патриотические мелодии, чтобы их не застрелили грузинские солдаты, которые, как они ожидали, прятались в темноте.

"Когда мы смотрели телевизор, Саакашвили сказал, что Цхинвали на 70% наш, – сказал Монасалидзе, непрерывно куря в гостиной дома родителей Харадзе в Тбилиси. – Мы думали, что, когда прибудем на фронт, нам дадут оружие".

На самом деле, когда молодые люди вошли в город, российская армия как раз выталкивала грузинские войска из города. Вместо грузинских войск они привлекли внимание группы южноосетинских солдат.

"Они спросили, что мы хотим, – продолжал Монасалидзе. – Я сказал, что я грузин и это наша земля, мы хотим Цхинвали". Их тут же затолкнули в машину, отвезли в участок и заперли в камере.

Как сообщала 13 августа International Herald Tribune, всемирное издание The New York Times, молодые люди пошли на войну в соответствии с грузинской военной традицией, корни которой уходят вглубь веков. Телефонный звонок от Харадзе ночью 8 августа – вот последнее, что услышали от них родители.

Пока родители переживали о судьбе своих сыновей, Монасалидзе и Харадзе заставили расчищать завалы Цхинвали. Когда они не работали, они сидели в душной камере, в которой кроме них был еще 21 человек.

Как грузинские, так и осетинские мирные жители сильно пострадали в этом конфликте. Более ста человек, предположительно, погибли при обстреле грузинскими войсками Цхинвали, многие тысячи людей остались без крова.

Южноосетинские силы во время конфликта захватили и посадили под стражу 176 мирных жителей, заявил Гиви Таргамадзе, председатель комитета по обороне и безопасности грузинского парламента, который вел переговоры об освобождении грузинских пленных. По его словам, среди них было много пожилых мужчин и женщин.

"Их забирали прямо в их деревнях", – сообщил он по телефону.

В некоторых случаях нерегулярные силы Южной Осетии занимались мародерством и сжигали этнические грузинские деревни, расположенные в административных границах Южной Осетии. Однако до сих пор неясно, зачем нужно было совершать облаву на мирных жителей. Как и двое молодых людей, пленные расчищали улицы и восстанавливали разрушенные войной дома. По некоторым данным, кого-то из пленных заставили хоронить погибших на войне.

Монасалидзе и Харадзе избежали этого наказания. Но так как они были молоды и из столицы, их тут же заподозрили в том, что они принадлежат к запасному подразделению, а потому с ними обращались по-особому, сообщили они. Тот факт, что Харадзе не говорил по-русски, на языке, предпочитаемом их поработителями при обращении к грузинским пленным, создавал дополнительные проблемы, сказали они.

По их словам, их регулярно пинали и били кулаками и прикладами. На руках у Харадзе раны, выжженные сигаретами. Несколько раз их ставили на колени, заставляя думать, что их сейчас расстреляют, сообщили они.

"Мне 22, но я уже чувствую себя 70-летним дедом", – сказал Монасалидзе. Его длинные косматые волосы падают ему на глаза.

Они рассказали, что все время держались вместе. Монасалидзе, который говорит на ломаном русском, служил переводчиком своему более молодому другу во время допросов. По их словам, один раз, когда на них направили оружие, каждый из них умолял убить его, чтобы пощадить другого.

Хотя большая часть их мучителей плохо с ними обращалась, среди них был один человек по фамилии Минзаев, который проявлял к ним сочувствие и давал им дополнительную еду и сигареты. По их предположениям, он работал на Федеральную службу безопасности России.

В прошлую среду, через 19 дней плена, молодых людей освободили вместе с 85 другими пленными в обмен на 13 осетин, захваченных грузинами. В среду вечером четыре автобуса доставили освобожденных грузин в Тбилиси, где их встречала толпа родственников и друзей с чувством эйфории и облегчения.

"Мои страдания кончились, но никто не знает, что будет с Грузией, – сказала Хатуна Харадзе, мать Ники. – Конечно, я патриотка и хочу, чтобы мой сын защищал родину, но эта война бессмысленна".

Оба молодых человека сказали, что в случае необходимости снова пойдут воевать, хотя в следующий раз они лучше подготовятся. Харадзе добавил, что теперь ему захотелось выучить русский.

0

3

Осетия

Петр Плиев
А вот и Рокский тоннель. Машины двигаются в кромешной тьме. Фары включены, но, тем не менее, видимость практически нулевая. С нависающего скалистого потолка на крышу нашей "Волги" то и дело падают тяжелые капли, которые, разбившись о металлическую поверхность, разлетаются во все стороны. Кажется, мы едем вечность по тоннелю. Периодически приходится останавливаться, чтобы не натолкнуться на застывшую впереди машину, хотя надписи и предупреждают, что останавливаться здесь запрещено. 
Наконец, долгожданный свет в конце тоннеля. Мы вырываемся на свежий воздух и оказываемся по ту сторону хребта. Минуем селение Рук и по серпантину дороги мчимся в сторону Джавы. Вот она, Южная Осетия! Напомним, что грузинские власти и раньше применяли здесь против непокорных осетин военную силу. В 20-х годах, когда в Грузии установилась меньшевистская власть, правительство Ноя Жордании провело несколько карательных экспедиций, чтобы очистить территорию страны от осетин. В памяти народа - ненавистный Валико Джугели, который со своими приспешниками сжёг и уничтожил десятки югоосетинских деревень и сёл. Не щадили ни детей, ни стариков, ни женщин.
Множество беженцев погибли тогда, как известно, от голода, холода и невыносимых условий.
Конец истреблению осетин положили большевики. Части 11-й армии во главе с Серго Орджоникидзе и Сергеем Кировым свергли меньшевистское правительство и установили в Грузии Советскую власть.
- Мне скоро исполнится 95 лет,- рассказывал Коста Плиев, ныне житель Северной Осетии, а в детстве обитавший в том самом горном селении Рук.- На всю жизнь запомнил, как мимо нашего дома по заснеженным тропам двигались вереницы изможденных, голодных, полных отчаяния людей. Тогда погибли от рук грузинских палачей не меньше пяти тысяч мирных жителей. Еще больше людей умерло от болезней, холода и голода.
Не хочу думать,- продолжал Коста,- что все грузины - наши враги. Их в Северной Осетии проживает не меньше 25 тысяч. Здесь между нами никогда не было распрей. Но Саакашвили не думал ни о них, ни о сотнях тысяч грузин, проживающих в России, которые в какой-то мере становились заложниками его человеконенавистнической политики. Не подумал и о матерях, близких родственниках тех солдат, которых он посылал на верную гибель. Этот выродок, как и его предшественники Жордания и Джугели, навечно вписал свое имя в один ряд с самыми грязными палачами прошлого и настоящего. В Священном писании сказано: посеявший ветер - пожнет бурю. Вот это и приключилось с Грузией.
Моя внучка живет и работает в Германии. Так вот она сообщила по телефону, что немцы уверены, что Россия первая напала на Грузию. Меня просто трясет, когда я слышу подобные высказывания. Немцы ведь хорошо помнят, кто развязал войну в 1941 году против СССР. Последующие поколения нашли в себе мужество признать ту роковую ошибку, когда они считали себя высшей расой, а остальных - мусором. И не только признали, но и попросили прощение у невинно пострадавших. Но найдет ли в себе мужество грузинский народ признать факты геноцида по отношению к осетинскому народу и попросить у него прощения? Кстати, умение признавать свои ошибки - один из признаков цивилизованности и высокой культуры нации.
...Там, где начинается грузинский анклав из четырех сёл, военные перегораживают дорогу. Объясняют, что еще идет зачистка, да и мародеров опасаются. Приходится воспользоваться объездной дорогой на Зар, которую так и не успели заасфальтировать дорожники до начала военных действий. Снова пыль, крутые подъемы и спуски.
Доезжаем до селения. Здесь уже резкая смена обстановки. Следы, оставленные войной, резко бросаются в глаза. На обочине дороги валяются легковые автомобили, без колес и раскуроченные. Одна машина раздавлена в лепешку, видать, тяжелым танком.. Посередине дороги - остовы двух сожженных танков. По всему видно, что они иностранного производства и принадлежали грузинской армии.
Въезжаем в Цхинвал с запада. Везде следы прошедших здесь ожесточенных боев. Вспоминается "Герника" Пикассо. Разрушенные и сожженные "Градом" дома. В двухметровом проеме от грузинского снаряда видны старик и старушка. Они сидят молча на стульях. О чем они думают? О вечности, о том, что прошли тысячелетия, а человече-ство так и не научилось дорожить жизнью, радоваться смеху ребятишек, пению птиц? А может, они думают о близкой зиме, насущном хлебе? Сколько еще осталось им этих зим на их век?..
Машина останавливается у здания парламента республики. Улицы и тротуары в битом стекле. В разбитых окнах от сквозняка колышутся занавеси. Везде люди в камуфляжной форме, с оружием. На бэтээрах развеваются российские флаги. 
А вот и знакомый. Это Коста Дзугаев - советник президента. На нем кроссовки, тренинги и синяя майка. Спрашивает, не слишком ли тихо говорит. Это последствия контузии. Дом, где он живет, грузинский снаряд прошил насквозь. Коста в это время находился внутри. Снаряд прошел, как он говорит, в нескольких десятках сантиметров от его головы. Это чудо, что остался жив.
Коста рассказывает о войне буднично. Показывает, откуда шел враг, где его встретили осетинские ополченцы. Он говорит, что когда начался массированный обстрел Цхинвала, то он насчитал около тридцати залпов установок "Град". Те, кто смог, попрятались по подвалам, но от прямого попадания никакой подвал не спасет. 
Едем на улицу Сталина. Здесь также проходили ожесточенные бои. У дома Майрама Бетеева ополченцы подбили грузинский бэтээр. Экипаж из пяти человек рвался в его дом. Но он не открыл ворота. Семья и соседи прятались в его подвале. Они слышали, как грузины кричали: "Оси, вы хотите независимо-сти?! Вот вам, получите!" И забрасывали подвалы гранатами.
Бетеев по профессии врач. В самые трудные минуты он не отходил от операционного стола.
...В Цхинвале - сухая, жаркая погода. Хочется пить. Но в городе нет воды, впрочем, как и электричества. Мы видим, как проводят высоковольтные провода, как слаженно и быстро трудятся рабочие. Со дня на день обещают, что электрики и водопроводчики дадут и то, и другое. Пока же приходится довольствоваться свечами и водой, привезенной в цистернах. Ею оставшиеся жители Цхинвала запасаются впрок. 
Навстречу попадается местная телегруппа: из штата в 70 человек осталось семеро. Каждые утро и вечер они выпускают 15-минутные программы новостей. Доезжаем до рынка. Здесь пока никого нет. Зато в аптечном киоске продавец Света Гиголаева убирает с прилавка стекла. "Надо всё восстанавливать,- улыбается она.- Надо учиться жить в мире".
В сквере памятник всемирно известному лингвисту Васо Абаеву. Его тоже расстреляли агрессоры. Сейчас памятник без головы. Дотла сожжен и Дом-музей ученого. Цхинвальцы рассказывают, что в предыдущую агрессию грузинские захватчики так же расправились с монументом поэту Коста Хетагурову.
Нам советуют съездить на привокзальную площадь. Говорят, туда свозят разбитую грузинскую технику. Но сначала останавливаемся у разрушенного университета. От него остались только голые стены. 
- Что они натворили, что они наделали? - сокрушается Людвиг Чибиров, первый президент непризнанной республики.
Когда-то он был здесь ректором. В университете ковали кадры для молодой осетинской республики. Поэтому боль и сожаление, которые испытывает Людвиг Алексеевич, близки и понятны.
Подъезжаем к привокзальной площади. Видно, что враг здесь получил по заслугам. Буквально в каком-то десятке метров замерли два бронированных чудовища. В одном, судя по всему, сдетонировали боеприпасы, и от взрыва башню танка весом в несколько тонн подбросило в воздух. Упала она на козырек многоэтажного дома и, пробив его насквозь, лежит сейчас боком на каменных плитках. Говорят, что этот танк подбил генерал Баранкевич, которого мы несколько минут назад видели в парламенте.
Сейчас начинаешь понимать, почему писатель Эрнест Хемингуэй считал, что те, кто побывал на войне, особые люди. Когда человек ежесекундно смотрит в глаза смерти, он четко начинает отличать подлинное от мнимого. Ну а о тех, кто развязывает губительные для простых людей войны, он писал, если мне не изменяет память, что готов был самолично расстреливать этих нелюдей без всякого сожаления. Сами-то поджигатели войн ох как боятся за себя. В этом смогли убедиться миллионы телезрителей, видя, как грузинский президент спасал свою шкуру от мнимого налета российской авиации.
Вечереет. Но цхинвальский воздух по-прежнему сух и горяч. Мы попросили президента Эдуарда Кокойты, чтобы он распорядился пропустить наш кортеж через грузинские сёла. И вот мы едем через Тамарашени, Кехви, Ачабети... Вместо утомительной и пыльной Зарской "дороги жизни" по асфальтированной трассе мы проскакиваем за считанные минуты. Вновь томительные процедуры проверки документов и багажа на таможне и погранзаставе. Темнеет, становится прохладно. Вдруг над нашими головами раздается сильнейший треск, как залп гаубичной артиллерии. Но это всего лишь раскаты грома. Пошел ливень. Стало легче дышать.

0

4

Осетия

Дзерасса Валиева
Я родилась в г.Цхинвале, живу по ул. Исака 65, кв. 11. Вот уже который раз происходит целенаправленное истребление осетинского народа. За что?
В ночь на 8 августа 2008 г. начался интенсивный обстрел города. Я была на 4-ом этаже (где проживаю с семьей), спустилась на 1-ый этаж (у нас там находился магазин). В то время я думала, что это безопасное место. Муж, Бесаев Леонид Сосланович, был на службе. Я сильно нервничала и стала звонить по городскому телефону, но никто не брал трубку, по сотовому результат был тот же. Только утром муж сам смог дозвониться и сказал, чтобы я собрала документы и спустилась в подвал, что грузинские танки уже на подступах к городу. Всю ночь и утро не прекращался обстрел из крупнокалиберных орудий. В подвале собрались все соседи. Что мы пережили за эту ночь!
Под утро, когда рядом с нашим домом произошел мощный взрыв, мы услышали душераздирающие крики женщин. Семья, которая хотела выехать из города, попала под мощный обстрел, снаряд угодил в машину и они все сгорели заживо. Мы смотрели, как горит машина с людьми (а там были дети с родителями) но ничего не могли сделать. Только через некоторое время, когда немножко поутих обстрел, люди смогли к ним подойти, но спасать уже было некого.
Неужели в 21 веке должно происходить такое?!
Мы малый народ, а грузины нас уничтожают только за то, что мы осетины. Все говорят - конфликт, но это - война, геноцид осетинского народа.
После этой страшной картины мы в подвале ждали своей участи.
Примерно около 10 часов утра грузинские танки ворвались в город, и остервенело начали убивать и разрушать мирные дома жителей. Был такой мощный обстрел крупнокалиберными снарядами, установками "град" и танками, что мы руками закрывали уши, чтобы сердце не разорвалось от грохота.
К нашему перекрестку улиц Исака-Героев танки шли с двух сторон, с западной и южной. Они рвались к центру города, их было много. От взрывов наш 4-этажный дом сотрясался. Мы боялись быть заживо погребенными.
В это время один танк остановился на перекрестке, а другой - чуть выше по ул. Героев. Они в упор начали стрелять по нашему магазину, начался пожар. Огонь уже охватил всю квартиру. Дым заполнил верхние этажи, нечем было дышать. Под страхом смерти мы с соседями поднялись на первый этаж и начали гасить огонь. У нас не было воды, не было огнетушителей. Как известно, грузины нам даже воду отключили, и целое лето мы были без воды.
Только песком и пивом, которое оставалось в расплавленной таре около двери, мы смогли немного притушить пламя огня.
В это же время идущие за танком грузинские фашисты на ул. Героев разрушили и сожгли прицеп от "Камаза", груженный мукой который потом горел 3 дня. Сидя в подвале, мы слышали, как грузинские фашисты говорили танкисту, чтобы тот стрелял по окнам жилого дома.
В ходе обстрела в квартиру нашего соседа, Цховребова Павла Алексеевича, два раза попали снаряды огромной мощности, разрушив межкомнатные перегородки. Лично ко мне в квартиру на 4-м этаже попал снаряд, он разорвал крышу и разломал две плиты перекрытия, которые упали в комнату. По стенам пошли трещины и теперь мы боимся ночевать в своих квартирах.
Сколько времени прошло, я не смогла определить. Света не было, мобильные телефоны сели. Но в щелочку из подвала было видно, как грузины забегали и стали кричать: "Гия, Гия, отходим - русские идут". И мы поняли, что к нам на помощь идут русские миротворцы. От радости мы начали плакать.
Русские танки отбросили грузинских фашистов, подбивая их танки, а они, отходя, захватили с собой заложников. Как только освободили город, к нам пришла печальная весть. Наш сосед, Багаев Амиран Павлович, геройски погиб при вытеснении грузинских фашистов из города. Его привезли, с большим трудом нашли гроб. Даже свечек у нас не было, чтобы зажечь его у изголовья. Велся сильный обстрел города и родители Амирана были вынуждены оставлять гроб с телом и идти в подвал укрываться.
На следующий день, выкопав в огороде могилу, под непрекращающимся обстрелом его с большим трудом похоронили.
Оставшиеся после ухода грузинских фашистов снайперы около здания телевидения убили другого нашего соседа, Газзаева Инала Павловича.
Состояние наше было крайне тяжелым. Без воды, без еды, без света, находясь в шоковом состоянии, мы еле передвигали ноги. Только вечером он смог к нам пробраться.
Во время геноцида 1989-1992 годов лично мне и моей семье грузинские фашисты причинили огромный материальный ущерб: сожгли полностью наш дом и угнали скот в селе Прис, сожгли родительский дом на окраине г. Цхинвал. И никто за это не ответил! Только-только мы стали становиться на ноги, и опять грузинские фашисты все разрушили.
Все вышеизложенное - это малая толика того, что мы увидели и пережили. Надо отдать должное нашим людям, они стойко и мужественно выдержали весь этот ужас.

0

5

Осетия

Кумаритов Борис Ревазович
Когда грузинские боевики ворвались в село вместе со своей военной техникой, они начали стрелять по селу. В результате этого обстрела погибло четыре человека. Из них некоторые от пули, некоторые от осколков. Одному осколок попал прямо в голову. Другому не смогли оказать помощь - он истек кровью.
Сожжено пять домов, разрушено много домов: полностью - семь, другие - частично. На днях мы сделаем полный список всех разрушений.
Они ворвались сюда по главной улице с. Сарабук, подготовили окопы, блиндажи и все прочее. Их было около 500 человек. Люди их сильно испугались, оставили свои дома и бежали в сторону Джавы.
Грузинские солдаты пробыли здесь около трех дней. В селе остались такие жители, которые не смогли убежать - старики, старухи.
Убита одна женщина из этой деревни Цахилова Ольга Михайловна. Она умерла от осколка. Осколок попал через окно и она умерла. От попадания осколка также умер Андрей Гучмазов. Остальные двое погибли от пуль.
Они брали в заложники тоже. Двух женщин забрали, потом на полпути отпустили. Сейчас люди возвращаются домой. Все дома разграблены.

Алборова Дзерасса Самсоновна
Когда мы вернулись в село, то обнаружили много разрушенных домов. Люди сильно напуганы всем произошедшим. Кроме того, по всему селу они сделали укрепления. Они вытащили из домов одеяла, покрывала, матрасы - все что могли. Они бросили здесь свои сухпайки, одежду. Люди оставшиеся в селе рассказывают, что среди них были люди разной национальности. Были люди совершенно не похожие на грузин - светлокожие, светловолосые. Были среди них и узкоглазые. В 2004 году грузины также использовали наемников. Я сама видела тогда среди них чернокожих.

Джиоева Марина Рубеновна
Я жительница с. Сарабук Цхинвальского района Южной Осетии. До всех этих событий, в селе спокойно работали. Было тревожно, но выступал Саакашвили и сказал, что никаких военных действий не будет, что-то подписал. Люди успокоились и как-то обыкновенно приступили к домашним обязанностям. Легли все спать, и вот ночью началась эта внезапная стрельба. Пули летели. Окна у нас выбило. Собрались мы в одном месте: женщин, старики, дети. Выбрали один подвал и там были. Забрали туда какие-то постельные принадлежности. Кто в курточках, кто просто так. И вот 7 августа в полдвенадцатого началась эта страшная ночь. Прямо можно сказать - новый геноцид осетинского народа. Стрельба из всяких орудий не прекращалась ни на секунду, ни на минуту.
И вот мы измученные - всю ночь бомбили нас «Град»-ом (до этого мы даже не слышали, что это такое), думали, что к утру это все закончится, но утром началось самое худшее. К нам успел забежать один парень и сказал нам, что идет на нас грузинская пехота. Мы измученные, после таких выстрелов - всю ночь не спали, решили бежать. Мы бежали по оврагу. Мы перебежали в соседнее село Кохат - там стояли российские миротворцы. Я хотела бы им от всех нас сказать «Большое спасибо». Они нас приютили, хотя село Дменис было уже занято грузинами. Мы когда бежали по оврагу уже хотели к миротворцам забежать, на мосту который ведет в с. Дменис, уже стояли грузинские войска. Они направили на нас оружие, а из с. Сарабук откуда мы бежали уже стреляли нам в спину.
Мы прибежали к миротворцам, и они нам сказали: «Побудьте немножко здесь - мы неприкосновенны». Они нас накормили, ночь мы там побыли и потом пешком, в обход перебрались в с. Цру. Мы голодные, холодные, в том, в чем бежали, зашли в заброшенный дом и провели там три ночи.
Никакой связи у нас не было. Мои родственники во Владикавказе думали, что меня уже нет в живых. Мы спустились в Джаву. Я смогла позвонить брату. Он сразу же приехал и увез нас.

0

6

№33(588) от 08.09.2008
Виктор Стальцов
ТРОФЕЙНАЯ ГРУЗИЯ

Обратиться к деликатной теме грузинских пленных, а заодно потерь и захваченных трофеев нас вынудил президент Саакашвили. Живописав злодеяния российских военных, он сам заставил нас приобщить к своим пассажам некоторые заметки с места событий. Ну что же, пусть себя считает униженным тот, кто этого заслуживает…

   «Морскую пехоту» в горах не нашли

   Всего в «классическом» плену побывало около 30 грузинских военнослужащих, в абсолютном большинстве рядовых, даже не сержантов. Сразу вопрос: что значит в «классическом»? Это значит, что они были задержаны с оружием в руках российскими регулярными войсками (а не югоосетинскими формированиями) с соблюдением соответствующих процедур. Впрочем, Южная Осетия слишком мала, чтобы скрыть что-то вопиющее. И хотя действия агрессоров не располагали к политесу в отношении всех грузин, общая формула «разоружать и отпускать» распространялась на всех, кто им противостоял. Почему среди пленных практически не было командиров?.. Ведь по опыту недавних чеченских кампаний именно командиры оказывались в плену едва ли не чаще рядовых. Потому что российские офицеры нередко прикрывали отход своих подчиненных, обрекая себя как минимум на плотный контакт с противником, а порой и на окружение. Под Цхинвалом было иначе. Когда над боевыми порядками грузин перестали летать американские вертолеты, а это случилось уже к концу второго дня войны, грузинские командиры убыли на совещание в тыл, да так в большинстве и не вернулись — доставали быстроходный транспорт для собственной эвакуации в сторону Тбилиси. Возможно, командиры бросили солдат по приказу. Некому было, как выяснилось, крепить оборону столицы. В военной истории таких примеров немного.
   Теперь по поводу американских вертолетов. Их, скорее всего, пилотировали грузинские летчики. Но примечательно другое: значительная часть рядового состава не сомневалась, что главные союзники прикрывают их не только политически и не только с воздуха. Приблизительно четверть пленных грузин были убеждены в том, что Грузия уже вступила в НАТО и союзники (почему-то турецкая морская пехота!) уже заняли Рокский туннель. Поэтому грузинским сухопутчикам остается лишь покончить с цхинвальским узлом сопротивления и выдвинуться навстречу «туркам».
   Той же логике соответствовала изначальная убежденность ряда пленных в том, что российская армия в Южную Осетию не придет, потому что она завязла в Чечне. Тем неожиданнее для них стало появление в Южной Осетии батальона «Восток». Поскольку в 13-тысячной грузинской группировке, нацеленной на Цхинвал, процент выходцев из Абхазии был выше, чем по всей грузинской армии, остаточная память о действиях других чеченцев, но в Абхазии в 1992—1993 годах сыграла дополнительную деморализующую роль. Впрочем, фактов боестолкновений грузин и чеченцев в августе 2008 года никто из пленных не привел. Определенную часть 1-й пехотной бригады, выступившей на Цхинвал, составили резервисты из Гори и окрестностей. Скорее всего, именно они, а не действовавшие в первом эшелоне профессионалы понесли основные потери. Хотя суммарное количество погибших — не менее 2 тыс. человек — еще требует уточнения. После выдачи грузинской стороне тел погибших значительное их число почему-то было вывезено в сторону Тбилиси. Весьма вероятно, что на этом дело не закончится.
   Наилучшую, хотя и относительную боеспособность показали грузинские спецназовцы. Таковых в районе Цхинвала находилось более 120 человек. К третьему дню войны их уничтожили вместе с артиллеристами. В плен спецназовцев не брали, а мертвые сраму не имут… Заметим, что понятия «Южная Осетия», как и «осетин», для значительного числа плененных оказались неизвестными. Все они воевали, как им объяснили, против «бандитов и контрабандистов», из-за которых — цитируем: «Грузия не может продавать вино и вынуждена повышать цены на сигареты». Примечательно весьма неожиданное от грузин крайне слабое знание русского языка на фоне полного непонимания, в каком качестве и перед кем они находятся: немногие пленные отчетливо объяснили, являются ли они резервистами или «регулярными» военнослужащими. О каком-либо грузинском шовинизме говорить не приходится. Большинство вели себя, как нашкодившие юнцы перед участковым: плакали и обещали, что больше не будут.

   Буш — их президент

   Едва ли не половина пленных, чуть отдышавшись, предлагала подобие торга: расскажу все, что хотите, но запишите, что молчал как рыба. Некоторые предлагали выкуп, если «позвоните по этому телефону». Все стопроцентно заверяли, что лично ни в кого не стреляли и вообще — любят Россию. Не только имена командиров выше ротного уровня, но и фамилии министра обороны и даже президента страны называли неуверенно. Один из пленных таковым считал Буша. На вопрос, вполне ли он в этом уверен, молодой грузин осенил себя крестным знамением: вот те, мол, истинный крест. На попытку одурачить спрашивавших это похоже не было. Тем более что по суммированным показаниям многое совпадало в деталях. Да и вели допросы этнические грузины. Возможно, в подтверждение общей с пленителями веры военнопленные часто и истово молились. Складывалось впечатление, что массовой сдачей в плен грузинские власти пытались создать нам дополнительные гуманитарные проблемы, как минимум — создать условия для последующих пропагандистских акций.
   Характерную ситуацию пленения проиллюстрируем эпизодами, когда в плен не брали. 11 августа наша разведывательная группа (около 10 человек) организовала засаду на выезде из Гори в сторону Тбилиси. При поиске объекта захвата пришлось остановить колонну — 5—6 автобусов и несколько грузовиков под тентами. Колонна безропотно встала. Из автобусов довольно бодро вышли около 300 грузинских солдат… все — со стрелковым оружием. Командиру разведгруппы было от чего присвистнуть. Вместо этого он для начала построил сбегавшее грузинское воинство. После чего распорядился последний грузовик загрузить изъятыми винтовками-автоматами. После выполнения приказа колонна продолжила путь на Тбилиси, а грузовик — обратно. Приблизительно в то же время к причалу в Поти, занятому российскими военными, подошла колонна из нескольких грузинских «хаммеров». Вышедший из первой машины офицер предъявил документы на получение военного груза и заодно по-русски переспросил, не знают ли наши моряки, где будет швартоваться турецкое (опять!) судно. Грузополучателей вытащили из машин и послали… догадайтесь куда. Некоторые, правда, просили оставить при них и «хаммеры», потому как они не грузинские, а американские. Так вот, эти «хаммеры» с нашими водителями отправились на пункт сбора трофеев. Своим ходом и без охраны. Многочасовая поездка прошла без происшествий. Наши начальники иронизировали, что лучше было бы препроводить трофеи через Тбилиси в Цхинвал. Там бы их встретили радостнее, чем Валерия Гергиева.

   Предисловие к пожару на станции Лозовая

   Тему трофеев заострил недавний пожар на украинских военных складах в Харьковской области. Для ясности повторим. В период с 8 по 12 августа российской стороной уничтожено около 50 и захвачено до 150 единиц боевой техники грузинской армии, в том числе 65 танков из начальных 230—240. Выведена из строя боевая авиация и основная часть систем ПВО, а также кораблей вооруженных сил Грузии. Подобрано в исправном состоянии свыше 4000 единиц легкого стрелкового оружия. Впрочем, не об этом сейчас речь. Захваченные формуляры боевых машин свидетельствуют о том, что значительная часть иностранного вооружения поставлена сюда в обход действующей международно-нормативной базы. Так, спешная, фактически приуроченная к августу 2008 года модернизация Украиной танкового парка Грузии «закамуфлирована» под «ремонтно-восстановительные работы», «поставки запчастей и учебно-тренировочного оборудования» и т.д. Налицо факты документальной «пересортицы» наступательных вооружений в оборонительные. Объем и номенклатуру боеприпасов, оказавшихся в грузинских арсеналах, характеризует неформальный вывод российского эксперта: «Наверное, весь бывший Варшавский договор с Украиной в придачу «слил» сюда все, что у них дома грозило взорваться». Взрывная реакция ожидается и со стороны военно-экспортного ведомства ФРГ. Оно получило доказательства использования грузинской стороной 230 спецназовских винтовок G36, не подлежащих экспорту в зоны вооруженных конфликтов. В распоряжении российских экспертов оказалась тикающая бомба коррупционного скандала международного масштаба. Мог ли при этом уцелеть склад боеприпасов на станции Лозовая? Впрочем, в сегодняшней политологической повестке уже совсем другие сюжеты.


    Из материалов допроса пленных
   — Кому ты присягал? (Молчание.)
   — Кто у вас в стране главный?
   — В Гори?
   — Нет, во всей Грузии.
   — Тогда Сталин.
   — А если подумать?
   — Значит, Буш… Правда, Буш.
   ***
   — Знал ли ты, что впереди вас встретят российские миротворцы?
   — Зачем миротворцы? Это ведь священники, правда? Сказали, что там бандиты. Пьют вино и никого не пускают в Гори.
   — Кого не пускают в Гори?
   — Товары не пускают. Туристов не пускают. Сухуми захватили…
   — Причем здесь Сухуми? Что такое Сухуми?
   — Я не знаю. Так говорили. Страна, наверное, такая.
   ***
   — Что сказал Ломая?
   — …Ну, там (возле Рокского туннеля. — «Профиль») турки. Батальон или рота.
   — Как же они там оказались?
   — Не знаю. Они — морская пехота. Сказали: «Пройдем Цхинвал, потом стрелять не надо». Но я и не стрелял. Чига может подтвердить.
   ***
   — Ты резервист?
   — Не знаю. Я в Турцию ездил. Потом пришел дядя Ладо. Сказал: «Будешь служить в полиции». Но рубашку (форму. — «Профиль») не дали. Сказали: «Раз раньше служил, то и сейчас послужишь. А в полицию после возьмем». Вы не знаете, всех возьмут в полицию?

0

7

Грузия

Первая часть истории была размещена по адресу http://dodka.wordpress.com/2008/08/11/s … ment-2092. Сейчас ее там уже нет.

Телевидение вам врало в течение четырех дней и ночей, реальность такова: мы то берем Цхинвали, то оставляем его. В реальности штурма Джавы никто не предпринимал, Лиахвский мост никто не бомбил. Время от времени происходят столкновения, кто-то где-то с кем-то сражается, но с тех пор как 42-я бригада (видимо опечатка и имелась в виду 4-я бригада прим. редакции) накрылась, никто не сражается – все укрылись и только артиллерия еще стреляла. Войска входили и входили. В конце концов их стало столько что ясное дело они нас отымели.

Мой вывод – то, что распространяли русские СМИ по сути не было дезинформацией.

Гниль с обоих сторон:
Грузины: артиллерия стреляла четыре дня непрерывно, Самачабло (так в Грузии называют ЮО – прим. редакции) сравняли с землей, осетинской нации фактически больше нет. Даже нам их было жалко.

Осетинские сепаратисты: когда находили убитых грузинских солдат, в первую очередь искали мобильник и звонили семье. Сообщали – мы убили вашего сына, всадили ему пулю в лоб. Ну и в этом духе. Из-за этого был спец. приказ: в случае тревоги, все мобильники собрать в пакет и сдать в штаб.

Вторая часть истории тоже по-видимому была удалена, первоисточник обнаружить не удалось, однако текст размещен на ряде грузинских форумов, например: http://forum.internet.ge/viewtopic.php?t=31161

До войны у нас было больше 120 Т-72, сейчас – х.. знает.

Жалко – это я так сказал, не надо воспринимать, что на самом деле жалели. Ясно, что там никто никого не жалел. Наших там столько полегло, что если бы наша артиллерия две недели не прекращала обстрел, мы бы были все счастливы. Если смотреть с чисто объективной точки зрения то для восстановления конституционного порядка такое применение артиллерии было излишним, но в реальности это спасло много жизней (имеется в виду жизни грузинских солдат – прим. редакции).

Что касается осетин – большинство сел или обезлюдели, или сдались. Например, Громи – сдалась. Туда вошла сотня Сержа и обнаружила несколько пьяных вооруженных козлов, и это все. Укрепления были брошены. Село сдалось, большинство и не собиралось воевать.
В час ночи пришел приказ: «выходите». Вышли назад. Посадили туда резерв из 300 человек, который в ту же ночь был выбит казачьим десантом. Между тем, Громи был очень важным местом. По сей день Серж не понимает, почему их оттуда вывели назад одну из лучших сотен в этой войне… туда ни осетинская артиллерия не доставала ничего другого. Чисто пехота должна была выйти из лесов. Нужно было развернуть оборонительные сражения с нашей стороны за очень важное место. Зачем-то сунули туда 300 резервистов.

О Цхинвали. Цхинвали брали и наши и возвращали они, при этом, как правило, наши брали с боем, они возвращали без боя. Радовались. А потом их там бомбили нещадно.

Где-то там же воевала 3-я бригада… небольшие потери в итоге, потому что военные разобрались по мобильнику.

4-я бригада, выжившие после авиаудара (наши люди с М4) воевали вокруг Цхинвали везде… потери – половина бригады или погибла или ранены, если не больше. Если я не ошибаюсь, командир первого батальона четвертой бригады погиб… основные потери от 1-ой кассетной авиабомбы 8 августа в колонне на цхинвальской дороге.

5-я бригада воевала в Кодори… про потери ничего не знаю.

1-я бригада была в Ираке. Только один батальон 1-й бригады был тем самым грузинским миротворческим батальоном, который бомбился в первый день и терпел. Те самые, которые приняли первый удар и первыми открыли огонь после приказа…
В разгар войны у них закончились боеприпасы и в остальное время они выходили из под огня. Потери: трое убитых в одной сотне, во второй – двое убитых. Раненых до 30-ти.

Информация от их офицеров и личных встреч с ними. Из 3-й бригады никого не видели, информация была только по мобильнику.
Лично видел потери АТЦ (антитеррористический центр). Шесть раненных за всю войну, при этом говорили, что участвовали в первом штурме Цхинвала. Один танк потеряли, один поврежден, через час пришел приказ – уходите из Цхинвала будем бомбить. Вышли.
В одно время кодорский спецназ штурмовал Цхинвал и дошел до дома правительства. Про потери ничего не знаю.

В большинстве других спецназов такая же ситуация, маленькие потери и непонятное поведение командования. Потери спецназа Сержа – 0 убитых, 0 раненных

Мои личные соображения об общих потерях:

Военные: 500-700 убитых, в основном 4-я бригада (по непонятным причинам полегла бригада вооруженная М4), что повлияло самым убийственным образом, потому что была отборная бригада и много товарищей там служило, многие потеряли ближайших друзей… вместе с тем, все произошло на глазах у всех, все видели как падала кассетная бомба прямо в середине дороги из Гори в Цхинвал, все орали по рации… отдельно случилась непонятная ситуация с 41-м и 43-м батальонами. Непонятно, что случилось, и непонятно почему они были там, где они были, непонятно, почему они были так как были.

И около 1000 раненных разной степени тяжести. По-моему, вместе с резервистами. Честно говоря, о резервистах вообще мало что знаю. Ни кто где воевал, ни кто сколько потерял, ни сколько раненных, знаю то, что знают все – что их бестолково бросили в бой, что половина бегала по Гори с потерянным видом, вторую половину слали на убой в самое пекло, знаю что передрались между собой, знаю что бежали бросая оружие, а офицеры их обгоняли, короче все то, что знают все.

Потери среди мирного населения – 100–150 убитыми, 500-1000 ранеными.
Лично видел список в больнице в Гори. 63 убитых, больше половины гражданские, 600-700 раненных, в основном военные.

Вообще говоря, в армии нет ощущения, что нас истребили, большинство из тех, кто вышел – вышли с минимальными потерями, единственное, все подтверждают, что 4й бригады больше нет, и когда вы это слышите, надо иметь в виду, что в полноценной бригаде минимум 1500 человек. На сегодня в 4-й бригаде в строю не больше 500 человек. Это и имеется в виду, а не то, что бригада полностью полегла.

В итоге информация собранная мной и «Кепой»:

1. Россия весь последний месяц проводила учения 58й армии, в которых условным противником были обозначены Грузия и Саакашвили. Учения завершились 1 августа. Война началась и вошла 58я армия.

2. Кто стрелял в начальника осетинского ОМОНа (или кем он там был) – по сей день не знаю, кто-то в него выстрелил, что и стало причиной начала осетинских артиллерийских обстрелов.

3. Наши миротворцы из первой бригады довольно долго терпели эти обстрелы, но под конец каким-то образом вынудили нашу артиллерию, которая уже то ли к 5-ому, то ли к 6 – ому была мобилизована в регион, как обычно, во время обострений, открыть ответный огонь.

4. Наша артиллерия, как всегда, работала на высшем уровне, несмотря на то, что наводка (корректировка огня) происходила по мобильнику по принципу «немного выше и немного правее».

5. Все пешие атаки, которые мне известны, завершились победой и с минимальными жертвами. После чего, опять же насколько мне известно, войска выводились обратно, за исключением 3-ей и 2-ой бригады, и возможно 4-й бригады, то есть типа спецназы выводились обратно, почти до Гори. 3-я бригада, как я знаю, была растянута по всему восточному фронту Цхинвала по направлению на Джавское ущелье, вторая бригада шла из Рачи тоже в направлении Джавы и соотвественно держала все левее Цхинвали, 4-я бригада по плану должна была занять все юго-западнее Цхинвали и сам Цхинвали, как я понимаю.

Если бы мы знали все это, знали в тот же день, мы бы все сказали, что ни второй ни третьей бригаде сил на атаку Джавы не хватит, поскольку Джава, кроме всего прочего, естественная крепость, туда входит одна дорогая и все. Туда надо было заходить всей 1-й бригадой, в реальности же и ее делили, к тому же 3-я и 2-я бригады были растянуты по всему фронту. А по отношению к 4-й бригаде, по-моему, совершено именно преступление со стороны командования и необходимо разобраться, что натворило наше правительство.

Мы знали, что Цхинвали не наш, знали что мы его постоянно «теряли» и не знали воюет ли кто-кто реально за Цхинвали. Знали, что его бомбят, думали, что командование ведет себя правильно и что основной штурм идет на Джаву и Роки и, что в том ущелье они будут уничтожены, и тогда уже неважно — возьмут Цхинвали или нет. Когда же выяснилось, как было на самом деле все задались вопросом: о чем думало правительство – х.. знает…

И все-таки, несмотря на все это, в субботу ночью мы выигрывали. Вся суббота была нашим днем. ПВО сбило все самолеты, которые только залетели на нашу территорию, среди них миллион раз упомянутый Ту-22 свалился прямо в Тквиави с захватом его пилотов и прочими делами. Артиллерия без корректировки умудрилась взять под прицел Зарскую дорогу (лично видел сколько артиллерия стреляла из района Эредви, в полукилометре от Цхинвали) и соответственно стреляли по направлению Джавы. Другое дело, что даже в этот момент Цхинвали не был наш и меня чуть не убили из-за того, что я думал в Цхинвали уже можно гулять, раз артиллерия к нему так близко стоит, но мой случай не показательный.

В итоге, дорога бомбилась так, что вечером на Рокском тоннеле прекратился ввод войск. На единственной дороге, которая идет оттуда по очень узкому ущелью, ночью же русские по открытому каналу завопили «дайте нам вывезти раненных и отпустите нас». Своими глазами видели, что нам раздали NPSU, в смысле снайперам, была объявлена полная готовность к выходу на операцию, все звонят по мобильным и выясняют, что Джаве и окрестностям маму вы…ли и будет наступление с нашей стороны, полная эйфория, все готовы, никто реально не спит, ждут приказа на переброску к Джаве … ночью прекращается артиллерийская стрельба, Серж озабоченно говорит: выходит наша пехота перешла в наступление, а нас не взяли и война для на закончится без сражения за Джаву, засыпаем счастливые думая, что ничего не поделаешь, без нас, наши ребята позаботятся обо всем и завтра вечером нас распустят по домам. Об этом я и писал вам.

В реальности, русским дали возможность вывезти раненных, и в течение нескольких часов собранная у тоннеля техника и люди входили теми темпами какими могли. Настолько не ожидали от нас такого, что даже горючего у них не было подготовлено и посреди дороги, уже у Джавы у них закончилось дизтопливо и они 2 часа ждали пока до них дойдет цистерна, а наша артиллерия молчала… Лиахвский мост был жив, наша армия отдыхала – у русских коридор для вывода раненных. Утром они начали наступление по всем направлениям одновременно.
Вот и все. В ту ночь мы проиграли войну, которую выиграли солдаты и проиграло командование при чем раза три. Во время планирования, во время претворения в жизнь этих планов, во время бестолкового предоставления коридора для Цхинвали и т.д. – но ребята все равно возвращали все. Спросите любого военного, где он был и что делал. Как я знаю, все конкретные сражения мы выиграли, а войну проиграли.

Хотя бы раз, русские давали нам какой-нибудь коридор? Сегодня не отдают погибших… кому пришла в голову эта х..ня? Кому пришла в голову эта х..ня два раза подряд? Какой х.. предоставил второй коридор после того как первый цхинвальский мораторий осетины использовали для ввода в Цхинвали подкреплений?

Про авиацию:

Насколько я знаю, сбили 11-12 самолетов. 2-3 Су-24, 6-8 Су-25, 1-Ту-22 и 7-8 вертолетов.
Всего у нас была 1 современная, модифицированный евреями установка ПВО, 3-4 БУКа, стрелы и иглы в частях, у многих вообще ничего не было, в подразделении Сержа вообще ничего противовоздушного не было. Три раза были случаи, когда у них была замечательная возможность сбить, но вследствие того, что у них ничего не было, они просто смотрели как летела вражеская авиация над головой (это уже в воскресенье, в субботу то, что летало в зоне, домой не вернулось). В воскресенье воздух принадлежал им… а почему? А потому, что из Цхинвали артиллерия достала до одного из радаров на горийской горе и вывела его из строя, в результате чего целеуказание для ракет прервалось.

Несмотря на несчетное количество проблем, огромное количество всякой х..ни со стороны вышестоящего командования, несмотря на трагедию 4-й бригады – мы побеждали и я там был, когда это происходило и этому свидетель. И проиграли.

Приезжаю сюда, из под постоянных бомбежек и обстрелов, когда огонь прекратился, капитан помогал переставлять ПВО, я был рядом с ними и мы вывели миротворцев из окрестностей Цхинвали, вернулся назад и нас долбанули градом, именно по тому месту где стояло ПВО. С опозданием в 10 минут. В реальности долбанули по нам с «Кепой» и еще с одним местным, звоню в Тбилиси, спрашиваю, говорят ли о прекращении огня? Отвечают да, сказали, а я в ответ, ну кончено, и тут слышу: ты еще всего не знаешь, тут Цурцумия поет и народ аплодирует и танцует. Не понял и по сей день не понимаю, что происходит в Тбилиси?

Не понимаю. Хочу остановить людей на улице и спросить, вы что ох..ли? Как вы тут живете? Там ребята дохнут за какие-то идеалы, которые вы оказывается не разделяете?

Неужели у нас вообще не было такой цели, выиграть войну? Нужно было, чтоб мы проиграли, да? Мама со мной ругается, говорит, ты как солдафон рассуждаешь, у нас цель не войну выиграть, у нас цель показать, что русские плохие. Значит, потому мы предоставили коридор, что мы чуть не выиграли, а это оказывается не было нашей целью? Потому полегла 4-я бригада? Чтоб показать какие у нас большие потери? Потому не задолбали огромную армию в узком ущелье той же артиллерией, чтоб русские до Гори дошли и было видно как они нас имеют? Думали, что кто-то там будет стоять на смерть после того как они вошли? Каждый сам решал в тот момент как ему поступить. Остатки 4-ой бригады встали насмерть. То, что 41-ый батальон вообще физически существует, хотя бы часть – чудо. Похоже, приказ об отходе до них не дошел, связи не было вообще, все пытались поддерживать связь по мобильным, которые, ясно, не работали. Здесь не работали, а что там происходило, можете себе представить.

Артиллерийская поддержка была только в том случае, если ты знал номера мобильных артиллерийских офицеров.

И всё таки побеждали, я ничего не выигрывал, никого не убивал, подставлял голову в основном под снаряды и один-два раза под пули, побеждала армия и за счёт какого то героизма, энергии, накопленной за последние 16 лет, когда каждое утро каждый сам себе говорил, что если появится шанс,голову сложит для победы в этом конфликте, больше не даст русским пальцем грозить грузинам и каждый сложил голову, столько истерзанных бойцов пришлось видеть, которые не прекращали и продолжали бой… и для чего?? – для того,что бы вы в Тбилиси короткими юбочками красовались, музыкой наслаждались, «Миша,Миша» кричали и … о да, вы же кровь сдавали? — Спасибо за поддержку…

Я что, я ничего, живым вышел, нервы успокоятся и хрен с вами,но армия с ума сведена, батальоны были брошены на произвол судьбы и … воевали за счет самоорганизации, номера артиллерии узнавали путем передвижения на машинах и наводили какие то рядовые «чуть дальше и правее… нет,нет,ошибся чуть левее» подобным образом (сам видел).Что-то все таки получалось и какой-то ох..вший Угулава, которому хер знает, что там делать было нужно, х.. знает какие-то распоряжения давал… и наша армия, которая старалась быть примерной, слушалась ещё его приказов.

Постоянно были разговоры, да ну их… давай сделаем как знаем,что нужно и там же были разговоры, что не нужно повторять Абхазию, давай будем дисциплинированными и сделаем то, что приказывают, не было мародерств, преступлений, регулярные части вели себя примерно, спецназ тоже. Например, в течении 4 дней Сержу не дали каплю выпить, было 1-2 попытки, но сослуживцы отговорили, представьте армию, которая не пьянствует?- я видел, это было. Пьяных видел только в воскресенье, когда уже выходили и все были подавлены от стыда и неопределенности…когда был полностью эвакуирован Гори и армия желала самоубийства, что проиграла войну и никто не понимал, как умудрились проиграть, когда выигрывала всюду, куда вступала…

Я не понял, что произошло, со стороны правительства была измена? – обязательно.

Можно было выиграть даже у русских в том одном узком ущелье? – спросите у тех русских, которые в рации обреченно кричали — пропустите.

Знаете, что 58-я армия всё южное войско России? – что, когда 58-я армия зашла сюда, на той стороне ничего не осталось, знаете что смешно, но в том ущелье, если бы мы их ещё 1 день долбили, а они заходили бы в условиях того обстрела (то, что они и делали и стояли там), то можно было в наступление переходить, так как там никаких вооруженных сил не оставалось для обороны. Застряли в одном ущелье и были уничтожены. Российское командование надо отдать под суд за то, что со своими войсками учинило…
Про Кодори говорить уже не хочется – Кодори был обречен.

Вы представить не можете, как там ребята воевали, что происходило в горах, вы не можете представить какие глупости вытворяли Кезерашвили и новоиспеченный Киркитадзе и блатной Угулава и ещё кто и откуда-то не притащившиеся и какой ценой давались успехи армии и спецназу.

Я ожидал, что Тбилиси был в военном положении, ожидал, что был какой-то военный настрой и на всё остальное всем было наплевать – вернулся и мы с Кепа (прим. — кличка Кепа) глазам своим не верили, что здесь всё спокойно, как-будто ничего не происходит, в парке какой-то лох тренируется у площади героев, кто-то на львах прыгает,там война – а этот тут в парке красуется…

Мне непонятно, что вы хотели, вы из себя Америку возомнили? – мы там в Ираке воюем, а вы на другом континенте отдыхаете? – нас всего 5 миллионов, в 80 км. от вашего порога люди в канавах ползали и пытались восстановить честь грузин.

Доди (прим.- его жена) постоянно говорит мне, ты не знаешь за кого умирал, я действительно не знал, что блатные с моего квартала так же продолжат играть в домино на бирже по вечерам, как не бывало, а так спроси бетонные стены выломать могут, вернулся и такими рожами смотрят — типа это что я в их квартале делаю, а что они делают — в этой стране? – повторяю — я ничего не делал, именно ничего, просто совал голову куда не надо в поиске опыта того, что происходило реально, больше ничего. Просто не оставлял в одиночестве их, был там – в меня тоже стреляли, как мог помог, больше ничего.

Я не понимаю, как эти солдаты не перестреляют на улице всех встречных, у меня есть ощущение страшной несправедливости и понимаю, что происходит с каждым бойцом с 4-ой бригады, которые Бог знает в каких условиях воевали 4 дня, я и сотой доли того не видел, ни то, что испытал, издалека не видел, в окружение не попадал, знаю какое чувство когда в тебя стреляют и ты думаешь, что тебя сейчас могут убить, но знаешь, что есть куда отступать, знаешь, что вытерпишь ещё несколько выстрелов,уже идет наводка артиллерии и кончится это стрельба, лишь бы ещё несколько выстрелов пережить… и придет подмога. Знаю, как испугался, стыдно, но это факт и в ужас бросает представление того,какое чувство овладевает, когда оказываешся в окружении и знаешь, что не можешь выйти. Никакие голливудские героические мысли и близко не подходят, никакие возвышенные мысли о которых в книжках пишут и в фильмах орут не беспокоят, когда тебя убивают.

Это всё для кого? – за Саакашвили там никто не воевал, с первого дня все его матом крыли, все воевали за мифическую Грузию, которым является кто? – народ, пришедший на концерт Цурцумия? – фраза со вчерашнего сюжета: «Здесь необычный настрой – народ скорбит» — необычно — да, потому что, в основном, народ пел и танцевал.

Мы не то что войну проиграли – всё проиграли, честь проиграли, грузинство проиграли, лицо проиграли, человечность проиграли, самое жестокое то, что проиграли вы, проиграл я и вынудили проиграть грузинских солдат, которые всё выиграли, такое жестокое чувство, которое сейчас у них, думаю ни у кого не будет – выиграли всё и кто-то прижал коленом по шее и заставил проиграть… расстрелял бы я вас всех, будь на их месте и правительство – в первую очередь…

Перестрелял бы всех Гио-707 (прим. — форумный юзер), который каждую пятницу орал, что лишь бы Саакашвили заднего ходу не дал и потом сдачей крови ограничился в исполнении долга…

Да – понимаю проблему резервистов, жалко мне их, что очень уж бессмысленно с ними обошлись… идиотская это была идея, формирование резервистов и всем бойцам обломали, что резервистов нагнали вообще туда, так как всё внимание перешло на них, с собранными в Вазиани резервистами встретился какой-то долбанный чиновник и сообразил сцены высадки D-Day времен второй мировой войны и никакой информации про тех, кто в это время действительно воевал. Про них только в российских телеканалах говорится и то как могут в свою сторону крутят информацию…

Были резервисты, которые не убежали, а сунулись в бой тогда, когда ни для кого не было никакой необходимости, дошло до того, что командир батальона чисто официально распорядился, чтобы я покинул р-он боевых действий и разъяснил это тем, что идет война, но я ответил, что не пойду и всё – хорошо говорит и на этом кончили, чисто формально он выполнил долг.

Вчера услышал про резервиста, который сел за чью-то машину и понесся в Цхинвали воевать, мне меньше повезло – Эредви то прошел, но не доходя до Цхинвали 1 км. брутально было мне разъяснено, что грузинская массмедия врала…

Уеду ли я из этой страны? – Х.. знает, физически где будешь жить – всё равно, своего лица у меня всё равно уже нет, где бы я не был и Грузии тоже уже нет ни так, ни этак, живу я уже на территории другой страны, каких-то типов, что смотрят CNN и наплевать,что происходит где-то там в Зимбабве… что шлют гуманитарки, собирают тряпки для них и чувствуют от этого самоудовлетворение…

Я знаю, что народ, который стиснув зубами стоял там ещё и ещё за мифическую Грузию –сегодня идёт домой и не знает, что думать. Знаю, что Серж увольняется из армии и едет наемником в Ирак, просто для того, чтобы не думал ни о чём. Знаю, что человека, которого чуть не пристрелил из-за того, что говорил всякое про Грузию, солдата – к горлу которого чуть ствол не приставил, Серж про него сказал, что никакой он не изменник, редко кого видел любящего Грузию сильнее него и пойдём говорит, лучше успокоим его.

Мы нация, которая не имеет право на существование, потеряли лицо, честь, человечность и нас нужно уничтожить – чисто глобально правильно – кому какое на х.. дело, какое на хрен грузинство, просто, когда говоришь, что я «страйкбольщик» , например, и потом страйкбольшику скажут, мол если вы мужики давайте просто драться, исключив всякие причины, ты говоришь, я страйкбольщик и все страйкбольщики мои братя, потом появляется другой состав пеийтбольщиков и без всякой причины говорят тебе – давай дратся и ты отходя в сторону говоришь – давайте деритесь вы, братя страйкеры, я типа, как там – буду стоять здесь рядом, давайте,поимейте их всех, я их маму, давайте!!!

Сущность грузинской нации тут не причём, вы сами знаете, что никогда не был горе-патриотом, никогда не считал грузин сверхнацией, что Шота Руставели был суперменом, что все изобретения — заслуга грузин и т.д. просто раз сказал, что я грузин, раз говорю, что Звигена мой брат и из-за него под пулю могу подставиться – когда он подставляется под пулю – я тоже должен подставиться, больше ничего. Если кто-нибудь из вас говорит, что Америка является его братом и он готов умереть за нее — я его не буду осуждать, пусть едет в Америку, или пускай будет здесь, но когда у него будет день рождение и я буду покупать ему подарок, то буду помнить, что он там американец и сэкономлю деньги — для тех, кто грузин, чисто «мой-твой», больше ничего.

Про Звигена – позавчера один из последних получил приказ про эвакуацию, пешком пробирался два дня в Рача (прим. Редакции — соседствующий с ЮО регион Грузии с западной стороны), к своим родителям вчера добрался. По дороге встретил идущих пешком, измотанных, оборванных с Кодорского ущелья, правительство приказало сложить оружие и выходить.

Если в Тбилиси не будет военного переворота – то только потому, что всем военным уже по х.. это страна в месте со своим народом, политикой и со всем. Да и ещё, честь мешает, как бы там не было получается, что войну проиграли военные и как проиграли, это уже на втором плане…

Меня лично всю жизнь терзала мысль,что мы уступили в войне в 92-ом и каждое утро съедал стыд, потому я пошел, не герой я и не сумашедший и сказал уже,что грузин тоже не считаю сверхнацией. То, как мы проиграли эту войну превосходит мои умственные возможности, не хочу даже представить встретить какого-нибудь русского или осетина и что-нибудь услышать от них, вообще что-нибудь, не могу представить дозу насмешек, как они про нас упоминают.

Какие бы мы не понесли потери, войну выигрывает тот, кто выигрывает. Израиль в своё время потерял две дивизии, пол армии, но войну выиграл и по х.. было какие потери понес. Мы, по моим подсчетам, потеряли максимум 700 человек и сколько ещё инвалидов добавилось не знаю – и для чего и для кого? – Для того, чтобы сдали Кодори и грузинские села в Цхинвали? – Напомните, что мы показали миру? – Что Россия плохая? – Послушайте до конца оценки президента Франции… Откуда исключили Россию? – Его акции подешевели? – Ой, как я обрадовался, значит ещё больше евреев на западе за копейки преобретут российские акции и потом выплатят зарплаты русскому населению. Я пытаюсь довести, что если на международном уровне имидж России как-то пострадал — мы то какой х.. от этого выиграли?!!!

Войну мы должны были выигрывать как войну, какие бы потом оценки не давались со стороны кого угодно – отвоеванную землю не смогли бы отнять, свою собственную землю отвоевали у кого угодно, хоть у осетин, хоть у криминалов или русских – ООН бы вынес какие-то постановления, в худшем случае наказали бы какого-нибудь командующего артиллерией за геноцид.

Сейчас вы все ждёте, что закричу — я Саакашвили маму е…, да? – Вы же тоже здесь были? – Вот вам Саакашвили, вот и его министры, вот вы, вот я и вот грузинская армия. Ругайте кто хотите. Путин? – Путин патриот своей страны, увидеть бы мне его на расстоянии выстрела и знаю я, но перед собой он — прав до небес… Российская армия? – Приказали-выполнили, умирали, но продвигались вперёд, не мародерствовали, не насиловали женщин и детей, правда расстреляли 1-ый взвод 43-го батальёна,в жизни с ними не примирюсь, но своём роде это у них принято, так вот в своих глазах они мужики что надо, а как на счёт этого на нашей стороне?

Я ничего не понимаю, ещё собираю информацию, где что произошло, расстрелял бы командование, если бы мне не было по х.. до вашей страны, и не жалел бы себя для тюрьмы. Только из-за того, что происходило в Тбилиси.

Конец!

0

8

Улики преступления
Пленные грузинские солдаты и свидетели атаки на Цхинвал рассказали, как все происходило
Владимир Богданов
"Российская газета" - Неделя №4739 от 28 августа 2008 г.
Версия для печати



Сразу после освобождения Цхинвала в Южную Осетию по поручению президента экстренно выехала большая бригада Следственного комитета при прокуратуре РФ, которую возглавляет Александр Бастрыкин.

Под его руководством более 200 следователей и около 30 прокуроров-криминалистов собирают доказательства преступлений грузинских военных. Несмотря на огромную занятость, он смог выкроить час и побывать в редакции "Российской газеты".

Российская газета: Александр Иванович, вам довелось самому допрашивать грузинских пленных?

Александр Бастрыкин: Я участвовал в одном из допросов. Мы приехали в одно из сел, видим - стоит целехонький грузинский танк. Оказывается, его взяли в плен местные ополченцы, вместе с двумя членами экипажа. Спрашиваю, зачем? Как выяснилось, грузины увели из села восемь жителей, вот сельчане и рассчитывают поменять их на захваченных танкистов.

Один из них рассказал, какая им была поставлена боевая задача перед походом на Цхинвал: "Это наша земля, исконно грузинская земля. И ее нужно освободить от чужеземцев". Какие еще комментарии нужны для подтверждения геноцида осетинского народа, веками жившего на этой земле?

РГ: Можете привести еще показания захваченных грузинских военных?

Бастрыкин: Конечно.

Военнослужащий грузинской армии Аратаношвили Зураб Автандилович показал, что 7 августа 2008 г. их воинская часть была переброшена из с. Вазиани в с. Агара Карельского района, граничащее с Южной Осетией. Затем им была дана команда выдвинуться к Цхинвалу. Они беспрепятственно проследовали, на них никто не нападал, не обстреливал. У Цхинвала от командира батальона Качаравы и командира роты Чинчаладзе поступил приказ о наступлении на город, об открытии огня по всему, что в городе движется.

Солдат грузинской армии Когоберишвили Бесик Нодарович показал, что в ночь на 8 августа их погрузили на эшелоны и железнодорожным транспортом отправили в с. Агара Карельского района. Через некоторое время командир батальона Качарава поставил перед ними боевые задачи: выдвинуться к г. Цхинвал и начать его обстрел, нарушив инфраструктуру и мирную жизнь города. При необходимости наступать на Цхинвал и обстреливать мирных жителей.

А вот показания некоторых жителей Южной Осетии.

Потерпевший Гаглоев Вячеслав Сосланович показал, что 10 августа 2008 г. он видел, как солдаты грузинской армии расправились с Гаглоевым Ацамазом и Козаевым Нугзаром. Солдаты сначала расстреляли их из винтовок, затем перерезали им горло.

Потерпевший Гояев Амиран Дянозович показал, что солдаты грузинской армии убивали мирное население; кидали в подвал, где прятались люди, гранаты; стреляли убегающим вслед. В с. Хетагурово была разрушена деревянная церковь, в которой пряталось мирное население.

Потерпевшая Кабулова Энра Ревазовна показала, что, захватив г. Цхинвал, грузинские солдаты вели огонь по всем жителям села, которые были в поле их зрения. На ее глазах были убиты Нулаев, Усоев, Хуриев и Суликов. Она видела как военнослужащие Грузии захватывали жителей Республики Южная Осетия в заложники.

Потерпевшая Битиева Изольда Георгиевна показала, что видела, как один из танков грузинской армии на ее глазах раздавил женщину.

Свидетель Сафонова Жанна Шалвовна показала, что 7 августа 2008 г. она проснулась от сильного шума выстрелов, начался шквальный огонь со стороны села Кехви Республики Грузия. Машину ее знакомой Чочиевой Марины вместе с детьми и сестрой расстреляли грузинские военные на Зарской дороге. Все они погибли. В больницах г. Цхинвал она видела много трупов мирных граждан. В морге центральной больницы увидела трупы 6 женщин, тела которых были обезображены, отдельные части тел отсутствовали. Кроме того, она увидела труп мальчика без головы и ног.

Потерпевшая Тасоева Лиина Борисовна показала, что грузинские танки стреляли в гражданские автомобили. Около них проезжала автомашина ВАЗ-2107, внутри сидели муж с женой, туда попал снаряд, и те сгорели. Другую автомашину марки ВАЗ-2106, где сидели женщина с ребенком и несколько мужчин также расстреляли из танков. Она видела, как четверо человек, наверное целая семья, остановились около БМП, думая что это российские войска, к ним вышли грузины и расстреляли их.

Свидетель Биченова Людмила Руслановна показала, что в селе Дминс находилась старая церковь, в которой прятались люди. Эту церковь грузинские военные разровняли с землей вместе с людьми. В самом г. Цхинвале грузинские военные расстреляли автомашину, в которой находилась семья - отец, мать и двое детей, после чего еще живых людей облили бензином и подожгли.

Свидетель Бестаева Вали Давидовна показала, что в с. Цунари грузинские военные изнасиловали 7 девушек, после чего сожгли их заживо.

0


Вы здесь » П.Р.О. Политика.Результат.Общество. » Аналитика,интервью,официоз » Дежа-вю: Линия фронта. Что говорят очевидцы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC