П.Р.О. Политика.Результат.Общество.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Великобритания

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

НАТО обсудит вступление Грузии в альянс

Министр иностранных дел Великобритании Дэвид Миллибенд в интервью лондонской газете "Таймс" заявил, что МИД Британии не поддерживает идею международной изоляции России и исключения РФ из клуба "Большой Восьмерки", на чем настаивают США после событий в Южной Осетии и Грузии.

0

2

Дэвид Милибэнд, хватит играть с огнем! ("The Times", Великобритания)
Войны, даже 'холодные', развязывает не одна, а обе стороны, и сейчас Россию бездумно провоцируют на конфронтацию

Роберт Скидельский (Robert Skidelsky), 28 августа 2008

Войны, даже 'холодные', развязывает не одна, а обе стороны, и сейчас Россию бездумно провоцируют на конфронтацию.

Россия, по словам президента Медведева, не боится новой 'холодной войны'. Если политики, включая наших, британских, такой войны хотят, они ее получат. Но в этом случае вина ляжет на нас не в меньшей степени, чем на Россию.

Каждый внешнеполитический демарш России на Западе вызывает тревогу и подозрения. Однако ее политический курс уже многие годы отличается абсолютной последовательностью. Цель России - восстановить потенциал великой державы, и с помощью этой вновь обретенной мощи вернуть себе господствующие позиции на постсоветском пространстве, утраченные в 1990-х. По мнению Москвы, США стремятся взять под контроль оставленные Россией территории в качестве 'трофеев' своей победы в 'холодной войне', используя НАТО в качестве орудия, а Британии поручив обеспечивать моралистскую дымовую завесу.
Москва уже не первый год недвусмысленно дает понять, насколько глубоко ее неприятие расширения НАТО вплоть до российских границ. Одной из целей Сталина было создание 'буферной зоны' между СССР и Германией, чтобы не допустить повторения двух вторжений, стоивших России миллионов жизней: именно 'буферным рефлексом' объясняется бессмысленное с военной точки зрения решение Москвы разместить небольшой воинский контингент в зоне глубиной в несколько миль за пределами границ Южной Осетии.

В результате народных восстаний 1989-90 гг. Россия была вытеснена из стран-сателлитов (что совершенно справедливо), но она создала Содружество независимых государств в расчете на то, что оно станет 'буфером' на пути западной экспансии. И как же повел себя Запад? Он не упускал ни одной возможности, чтобы усилить не только политическое, но и военное проникновение в зону СНГ. На последнем по времени этапе этого процесса англо-американский 'консорциум' четко продемонстрировал свое стремление включить в НАТО Грузию и Украину; правда, Германии и Франции удалось временно блокировать реализацию этого намерения.

О чем думали Британия и Америка!? Продвижение НАТО в глубину территории бывшего СССР и развертывание в Польше и Чешской Республике системы противоракетной обороны под абсолютно фальшивым предлогом противодействия несуществующей иранской угрозе, не принося им никаких стоящих результатов, неизбежно усугубляет и без того значительную паранойю в Москве. Необходимо отметить, что буквально все общественные силы в России - от либералов до ксенофобов - расценивают политику Запада как бесцеремонную. Понимает ли британское правительство, что оно играет с огнем? Неужели оно забыло, как в 1914 г. эскалация 'локального' конфликта обернулась мировой войной?

Примерно год назад за ланчем я беседовал с грузинским послом - человеком обаятельным, но склонным к некоторому бахвальству, характерному для представителей малых стран. Я вежливо указал, что малым странам, граничащим с большими, необходимо вести себя осторожно, чтобы не провоцировать мощного соседа, однако у них есть все возможности мирно сосуществовать с последним, если они осознают свое место в международном механизме.

При этом условия такого мирного сосуществования далеко не всегда тягостны для малой страны. Классический пример в этом смысле - политика Финляндии в послевоенные годы: она сумела сохранить свою независимость и демократию даже под мрачным оком Сталина. Такая позиция, наверно, не выглядит героической или романтичной, но она свидетельствует о политической зрелости государства.

Президент Саакашвили - политик безрассудный. Он вторгся в Южную Осетию, желая превратить теоретический суверенитет в практический, и в результате утратил даже теоретический суверенитет Грузии. Грузинский народ должен сместить его с поста главы государства - не за военные преступления, а за полную некомпетентность.

Запад основывает свою позицию на верховенстве права. Но у международного права отсутствует принудительный механизм применения. Поэтому его реализация зависит от сотрудничества великих держав, а для этого, в свою очередь, необходим не только учет этими державами интересов друг друга, но и осознание малыми странами того факта, что при всем равенстве суверенитета, закрепленном в Уставе ООН, на практике одни государства, так сказать, 'более суверенны', чем другие. Если международное право идет вразрез с ее интересами, Россия не намерена связывать себя его нормами в большей степени, чем США, которые уже наглядно продемонстрировали свой подход в Косово, Ираке и др. Косовский вопрос стал для России важным уроком относительно характера международных отношений в посткоммунистическую эпоху: если Запад может вторгнуться в суверенное государство без санкции Совета Безопасности ООН, то почему она не вправе поступить так же?

Вступать в НАТО Грузии совершенно ни к чему. Членство в альянсе никоим образом не защитит ее теоретический суверенитет, а попытки присоединиться к нему обернутся лишь усилением шантажа со стороны Москвы и опасным ухудшением международных отношений в целом. Россию и Китай нельзя считать естественными союзниками, но морализаторство и геополитические амбиции Запада вынудят их к сближению для противодействия, как они считают, покушениям на 'их' пространство.

Если это произойдет, мир расколется на демократический и авторитарный блоки со всеми вытекающими последствиями - новой гонкой вооружений, подчинением экономики политике и торможением глобализации. Неужели именно к этому стремится Дэвид Милибэнд? Если нет, то пусть объяснит цель своей внешнеполитической линии.

Путь к разрешению нынешнего кризиса очевиден, но оно зависит только от Грузии. Грузинам следует заменить своего импульсивного президента более здравомыслящим политиком. А новому, президенту в свою очередь, необходимо будет заняться улучшением отношений страны с ее гигантским соседом. Полезным шагом в этом плане была бы приостановка Тбилиси своей заявки на членство в НАТО. В результате Россия успокоится, и всем нам станет легче дышать. И может быть, даже г-н Милибэнд начнет говорить разумные вещи.

Лорд Скидельский - обозреватель российской газеты 'Ведомости' и почетный профессор политэкономии Уорвикского университета

0

3

Грузия - могила однополярного мира Америки ("The Guardian", Великобритания)
Вызывающее поведение России на Кавказе покончило с миропорядком Буша-старшего - вполне своевременно

Сьюмас Милн (Seumas Milne), 28 августа 2008

Если кто-то сомневался в том, что правила международной игры изменились навсегда, то события последних нескольких недель должны были развеять эти сомнения. В понедельник президент Буш потребовал, чтобы лидеры России отвергли призыв российского парламента к признанию независимости Южной Осетии и Абхазии. Через сутки Буш получил ответ: президент Медведев объявил о признании Россией независимости двух спорных грузинских территорий.

Российский сигнал был очевиден: исход войны, спровоцированной нападением Грузии на Южную Осетию 7 августа, не подлежит обсуждению - и этого не изменят ни слова, ни дела титанов американской империи. После этого высокопарные слова министра иностранных дел Великобритании о создании 'коалиции против российской агрессии', произнесенные вчера в Киеве, выглядели просто глупо.

То, что августовские события на Кавказе свидетельствуют о поворотном моменте в международных отношениях, уже не вызывает сомнений. Разумеется, сравнения с августом 1914 г. смехотворны, и даже рассуждения о новой 'холодной войны' являются преувеличением. Невзирая на маневры на Черном море и угрозы, подкрепленные ядерным оружием, противостояние между Россией и США даже отдаленно не напоминает те события, которые привели к Первой мировой войне. Нынешние трения также лишены идеологического и глобального измерения, характеризовавшего 40-летнюю конфронтацию между Западом и Советским Союзом.

Но ясно одно: однополярный момент Америки прошел - и нового миропорядка, провозглашенного Бушем-отцом в последние дни жизни Советского Союза в 1991 г., более не существует. Позади те дни, когда одна держава могла подобно колоссу оседлать весь земной шар, навязывая свою волю на всех континентах и не имея иных противников, кроме народных движений за национальную независимость и изолированных 'государств-изгоев'. Почти двадцать лет, пока Россия была погружена в 'катастройку', а Китай становился экономическим гигантом, США безотчетно пользовались своей беспрецедентной глобальной силой, приписывая себе и своим союзникам право вторгаться в другие страны и оккупировать их, не подчиняясь международному праву и институтам, втягивая все новые государства в орбиту своего ненасытного военного альянса.

Теперь, благодаря притоку нефтедолларов, Россия положила конец этой неустанной экспансии и продемонстрировала, что Соединенные Штаты не могут диктовать свою волю во всех уголках земного шара. И, хотя речь идет о региональном, а не глобальном вызове, этот наглядный урок о новых пределах американского могущества уже воспринят во многих странах - от Центральной Азии до Латинской Америки.

В самой Грузии и признание Медведевым независимости Абхазии и Южной Осетии и уничтожение Россией грузинского военного потенциала были призваны не оставить места сомнениям в том, что вопрос о реинтеграции анклавов закрыт. Разумеется, в легитимизации отколовшихся территорий есть опасность и для территориальной целостности самой России. Но в практическом плане этот шаг не окажет большого воздействия, и, по всей вероятности, он отчасти призван дать России новые козыри на будущих переговорах.

Между тем, предпринятая Милибэндом на Украине попытка опровергнуть очевидные параллели с устроенным США в начале этого года признанием независимости Косово, выглядела крайне неискренней, равно как осуждение им вторжений в суверенные государства и двойных стандартов. И Запад и Россия злоупотребляли обвинением в 'геноциде', чтобы попытаться создать легальное прикрытие для своих действий, но Россия, безусловно, стоит на более твердой почве по вопросу Южной Осетии - где ее миротворцы, признанные международным сообществом, были атакованы грузинской армией - чем НАТО в 1999 г. в Косово, где большая часть этнических чисток произошла после начала нападения, осуществленного под руководством США.

В последние дни западные политики много говорят о том, что Россия изолирует себя от международного сообщества. Но если под международным сообществом не понимать исключительно Северную Америку и Европу, то это мнение очень далеко от истины. В то время, как американские и британские СМИ, освещая кризис в Грузии, с готовностью перешли в режим 'холодной войны', весь остальной мир видел его в совсем другом свете. Как отметил несколько дней назад на страницах FT бывший представитель Сингапура при ООН Кишоре Махбубани (Kishore Mahbubani), 'большая часть мира озадачена западным морализаторством по поводу Грузии'. Если Запад считает, что мир 'должен поддержать слабого, Грузию, против России', то 'большинство поддерживает Россию против агрессивного Запада. Разрыв между логикой Запада и остального мира никогда еще не был так велик'.

Нетрудно понять, почему это так. Дело не только в том, что США и их подпевалы принесли смерть и разрушения на Ближний Восток, в Афганистан и Пакистан, игнорируя международное право и ООН. В начале 1990-х Пентагон предупреждал, что для недопущения возникновения глобального соперника США придется 'принимать в расчет интересы промышленно развитых стран, чтобы у них не возникало стремления оспаривать наше лидерство'. Но если речь заходила о России, то все это тонуло в тумане имперской гордыни, которая привела к перенапряжению сил США и их неспособности предотвратить возвращение многополярного мира.

Конечно, эту новую многополярность легко можно переоценить. Россия - региональная держава, и на настоящий момент у США, которые еще многие годы будут сильнейшим государством в мире, не существует серьезного глобального соперника. Также она может усугубить риск конфликта. Но только эгоцентрический западный склад ума может помешать осознать необходимость в противовесе в международных отношениях, который может ограничить способность той или иной державы к навязыванию другим своей воли в одностороннем порядке.

Один из вариантов ответа Запада, который на этой неделе озвучила Times, заключается в том, чтобы осудить этот усиливающийся вызов доминированию США на том основании, что им руководят такие автократические государства, как Россия и Китай. В действительности, западная тревога имеет мало отношения к демократии. Когда при Борисе Ельцине Россия рухнула в орбиту США, Запад с пониманием относился и к расстрелу им парламента и к бесстыдной фальсификации результатов выборов.

На самом деле, озабоченность вызывает не то, что эти государства действуют вопреки желаниям своих граждан - в любом случае, общественное мнение России всецело поддерживает действия российского правительства в Грузии - а то, что они бросают стратегический вызов и становятся экономическими конкурентами. Для всех остальных напористость России и новых великих держав не просто служит неким ограничением необузданного применения глобальной имперской силы. Она также должна усилить давление с целью возрождения системы международных отношений, основанной на определенных правилах. При данных обстоятельствах это могло бы оказаться довольно привлекательным для нового президента США, кто бы ни был избран на этот пост.

0

4

Что мы противопоставим неприкрытой агрессии России
Гордон Браун

Накануне встречи европейских лидеров премьер-министр Великобритании заявляет, что безопасность зависит от энергетической политики
Двадцать лет назад, когда пала Берлинская стена, все решили, что враждебности между Востоком и Западом пришел конец и водворился новый миропорядок, в основе которого лежат общие ценности. На этой волне 10 восточноевропейских государств вступили в НАТО и углубили сотрудничество с Европой, другие собрались последовать их примеру. Однако враждебные действия России по отношению к Грузии показывают, что в Москве еще не примирились с новыми реалиями. Эта агрессия ставит перед нами два безотлагательных вопроса: каким образом теперь стабилизировать ситуацию в Грузии и как объяснить России, что ее бескомпромиссный подход опасен и неприемлем. В долгосрочной перспективе из войны в Грузии вырастает и другой серьезный вопрос: как наилучшим образом обустроить основанную на системе правил систему международных отношений, которая обеспечила бы нашу коллективную безопасность и защитила наши общие интересы?

На сегодняшнем саммите лидеров Евросоюза в Брюсселе мы соберемся, во-первых, для того, чтобы облегчить страдания 100 тысяч грузинских граждан, которые остались без крыши над головой. Великобритания уже взяла на себя обязательство выделить на эти нужды 2 млн фунтов, и я призову партнеров заняться не только срочными нуждами Грузии, но и ее потребностями на восстановление и развитие. Мы отправим туда наблюдателей, чтобы лучше разобраться с нарушениями режима прекращения огня, назначим высокопоставленного чиновника для руководства гуманитарными и политическими инициативами, а также утвердим комиссию НАТО по Грузии, направив в эту страну группу представителей альянса.

Грузия ощутила последствия конфликта. Участники саммита должны показать России, что реальные последствия будут и для нее.

Никто не хочет новой холодной войны или изоляции России. Но в субботу во время беседы с президентом Медведевым я предупредил его, что со стороны Евросоюза Россию ждет твердая реакция. Как сказал Дэвид Милибэнд, если – и до тех пор, пока – Россия не признает безоговорочно территориальную целостность Грузии и не отведет свои войска на исходную позицию, никакого возврата к "прежним отношениям" быть не может.

Россия набрала значительную экономическую мощь, ее внешнеторговый оборот вырос вчетверо. Она добилась этого, пользуясь преимуществами стабильного миропорядка, основанного на договоренностях, которые делают торговлю и капиталовложения прибыльными (и в принципе возможными), а в международные отношения привносят стабильность и определенность. Борясь с сепаратистскими движениями в Чечне и Дагестане, Россия рассчитывает, что партнеры будут уважать ее территориальную целостность и не станут признавать декларации независимости.

Поэтому, если у России есть какие-то претензии по вопросам вроде южноосетинского, она должна действовать через согласование в многостороннем порядке, а не насильственно и в одностороннем порядке. Полагаю, Россия оказалась перед выбором относительно своего статуса как ведущего и уважаемого члена международного сообщества и соответствующих обязательств. Мой призыв к России прост: хотите быть желанным и полноправным членом таких организаций, как G8, ОЭСР и ВТО, – смиритесь с тем, что правам сопутствуют и обязательства. Мы заинтересованы в конструктивном партнерстве с Россией в рамках G8 и других организаций, но избирательный подход к выполнению установленных правил недопустим.

Поэтому на сегодняшнем заседании я буду настаивать на том, что Россия должна признать территориальную целостность Грузии и международные механизмы, предназначенные для разрешения подобных конфликтов, и отвести свои войска на исходные позиции. Нужно продолжать укрепление трансатлантических отношений и, возможно, чаще встречаться в формате "большой семерки". Вызывает некоторые вопросы и реакция НАТО. Следует переоценить отношения альянса с Россией, а также усилить поддержку Грузии и другим потенциальным объектам российской агрессии.

Произошедший за последнее десятилетие десятикратный рост мировых цен на нефть показал, что диверсификация энергоресурсов является насущной экономической задачей. К 2020 году Великобритании, которая сегодня самостоятельно удовлетворяет 80% своих потребностей, придется импортировать почти две трети необходимого газа и более половины нефти – и это на фоне повышения волатильности рынков в связи с тем, что все больше жителей Земли претендуют на все меньшее количество естественных ресурсов. А если учесть, что подобные России государства все чаще используют свои энергоресурсы в качестве инструмента ведения политики, очевидно: данная мера становится все более оправданной и с точки зрения безопасности.

Если не будут приняты срочные меры, мы рискуем, сами того не заметив, оказаться в энергетической зависимости от менее стабильных и надежных партнеров. Поэтому в Великобритании в виде законопроекта оформляются планы по снижению выбросов углекислого газа на 60% к 2050 году; существуют также проекты замены устаревших АЭС, перехода на более экологичные виды топлива для снабжения жилых домов и деловых предприятий электричеством, а также преобразований в транспортной сфере. Европе тоже необходимо принять меры. Сегодняшний саммит призван актуализировать энергетическую повестку дня Европы. Мы должны ускоренными темпами налаживать отношения с другими поставщиками нефти и газа. В числе обязательных ответных мер – форсирование усилий по формированию единого рынка газа и электроэнергии, системы коллективной безопасности для обеспечения энергоснабжения.

Кроме того, я буду требовать от европейских лидеров увеличить финансирование проекта, который позволит нам получать энергию из Каспийского бассейна и тем самым снизит зависимость от России. Я призову партнеров по ЕС, вместо того чтобы заключать сепаратные сделки по закупке у России энергоносителей, выступать на переговорах с этой страной единым фронтом. А поскольку экологические нужды не терпят отлагательств, до конца текущего года мы должны разработать обширный пакет мер по климату и энергетике на период до 2020 года.

Больше десяти лет назад Александр Солженицын, который нескольких дней не дожил до начала очередной главы в истории своей страны, писал: "В последнее время нас потчуют наивными побасенками о благополучном приходе конца истории, о разлившемся по миру торжестве вседемократического блаженства; якобы установилась конечная расстановка сил в мире. Но все мы видим и чувствуем, что грядет нечто совсем другое, нечто новое и, пожалуй, довольно суровое. Нет, никаких гарантий, что на планету снизойдет спокойствие, нет, так легко оно нам не достанется". В последние дни предсказание писателя отчасти сбылось.

Именно поэтому не могут организации, созданные в середине прошлого века, руководить изменившимся миропорядком. Теперь мы знаем, как много еще предстоит сделать для создания эффективной модели международного права. Нужно укрепить систему глобального управления и привести ее в соответствие с задачами сегодняшнего взаимозависимого мирового сообщества. Нужно видоизменить архитектуру мировой политики в соответствии с новыми проблемами: изменение климата, энергетическая безопасность, бедность, миграция. При этом мы должны отстаивать как собственные жизненные интересы, так и наши основополагающие ценности.

0

5

Разделяй и извлекай выгоду:
Россия использует в своих интересах безвольный саммит по вопросу грузинского кризиса ("The Times", Великобритания)
Поведение России показывает, что она знает, как воспользоваться нерешительностью других

Бронвен Мэддокс (Bronwen Maddox), 02 сентября 2008

Страны Евросоюза договорились вчера направить в Грузию ту помощь, в которой она нуждается больше всего: сотни наблюдателей, которые будут следить за тем, как Россия соблюдает соглашение о прекращении огня в районе двух спорных провинций.

Во всех остальных отношениях саммит, как и ожидалось, оказался слабым. Он продемонстрировал неспособность ЕС устранить разногласия между Германией, которая против провоцирования России, и Британией, которая (наконец-то) заявила о необходимости предоставить больше помощи.

Если в этом бегстве в царство неопределенности и есть какая-то положительная сторона, то она заключается в том, что Евросоюзу необходимо проводить такие дебаты (они более важны и больше воодушевляют ЕС, чем все его склоки по поводу конституции). Мирный переход в стан Евросоюза десяти стран бывшего советского блока, произошедший за какие-то 17 лет с момента распада Советского Союза - это поразительное явление. Неудивительно, что после развала СССР остались незашитые прорехи. Некоторые страны испытывают колебания, думая над тем, присоединяться или нет к Западу. Кроме того, сегодня мы наблюдаем озлобленность России по поводу утраты империи.
Именно поэтому Евросоюзу необходимо выработать четкую позицию в своих отношениях с Россией. Притворяться, что можно иметь и то, и другое, значит создавать последствия, за которые придется платить. Это было ясно с апрельского саммита НАТО в Бухаресте. Обещание, данное альянсом Грузии и Украине - что они точно станут его членами в один прекрасный день, и одновременное заявление о том, что они не могут начать процесс подготовки к вступлению и устранения препятствий на этом пути - подсказало России, что НАТО не готова брать на себя реальные обязательства.

Британские министры утверждают, что данное в Бухаресте обещание это лучше, чем начало переговоров о членстве. Но это просто абсурдно. Грузинские власти заявляют, что благородное, но бессодержательное обещание дало России 'зеленый свет', чтобы сделать то, что она сделал. И эти слова не лишены смысла.

Вчерашний саммит ценен тем, что на нем было выработано соглашение о наблюдателях. Недостаток этого решения заключается в том, что ЕС не сказал, как он собирается поступать в случае возражений России (а российское министерство иностранных дел незамедлительно заявило, что цель работы таких наблюдателей должна заключаться исключительно в предотвращении военной активности Грузии). В намеренно провокационном тоне Россия призвала ввести эмбарго на поставки оружия в Грузию до тех пор, пока президент Саакашвили не уйдет со своего поста.

В остальном предложения саммита были до смешного слабыми, пусть даже ЕС вполне правильно стремится удовлетворить интересы всех в важнейших вопросах своей самоидентификации. 'Союз сохранит бдительность', - заявлено в одном из вариантов текста коммюнике. Далее в нем говорится, что анализ ситуации 'может привести к решению продолжить дискуссии о будущем взаимоотношений между Союзом и Россией в различных областях'.

ЕС также предупредил Россию, что она должна придерживаться положений соглашения о прекращении огня, достигнутого при посредничестве президента Франции Саркози - иначе : (что будет в противном случае, не уточняется).

Тот шум, который подняли вчера в Брюсселе 27 стран, пытаясь высказать свое собственное мнение, не должен отвлекать внимание от того, что Германия, а также Италия вынуждены возражать против усиления давления на Москву, исходя из чего-то большего, нежели из простого стремления защитить свою выгодную торговлю с Россией.

Канцлер Германии Ангела Меркель единолично заблокировала в Бухаресте планы дальнейшего расширения НАТО (хотя теперь она, похоже, занимает более жесткую позицию по отношению к России, чем ее министр иностранных дел).

Британия после медленного старта стала одним из наиболее громких сторонников выступления на стороне Грузии, действуя в унисон со странами Балтии. Они призвали заблокировать подписание нового соглашения между ЕС и Россией в области торговли, энергетики и прав человека, очередные переговоры по которому должны начаться 15 сентября.

И тем не менее, многое говорит о том, что британские министры и другие официальные представители потихоньку уходят в сторону от заявлений в пользу начала досрочных переговоров о вступлении двух стран в НАТО - если они вообще этого хотят.

Поведение России показывает, что она знает, как воспользоваться нерешительностью других.

0

6

Россия и новый демократический реализм

("The Financial Times", Великобритания)
Фрэнсис Фукуяма (Francis Fukuyama), 03 сентября 2008

Ни от Барака Обамы (Barack Obama), ни от Джона Маккейна (John McCain) в нынешней президентской гонке мы наверняка не услышим, что главной внешнеполитической задачей следующего правительства США должен стать ответ на вопрос, как Америке без потерь вписаться в новый мир, баланс сил в котором меняется неблагоприятно для нее, а ее влияние существенно снижается. Между тем, этот вопрос носит отнюдь не гипотетический характер; проблема, о которой идет речь, уже сегодня смотрит нам прямо в лицо.

И нигде нежелание или неспособность признать это не проявились так ярко, как в ходе событий, приведших в конце концов ко вторжению России в Грузию. После ельцинских лет у США с Россией появился целый ряд политических разногласий - и расширение НАТО, и ситуация на Балканах, и противоракетная оборона, и отношения с Ираном, и права человека внутри России. И вся наша дипломатия в этих вопросах заключалась, как правило, в том, что русским предлагалось соглашаться со всем, на чем настаивали мы, а мы, в свою очередь, отметали все их опасения и озабоченности как безосновательные. США никогда не рассматривали отношения с Россией как торг, в котором, чтобы получить от русских то, что хотелось американцам, американцы должны были давать русским то, что хотят они. Манера англичан говорить с иностранцами недаром вошла в поговорку; так и мы - думали, что нас обязательно поймут, стоит нам слово в слово повторить то, что мы только что сказали, только громче.

Подобный подход правительства Буша отражал баланс сил, существовавший в 90-х годах прошлого века, когда Россия была слаба, и сильных карт у нее на руках было немного. Но времена изменились, и вторжение Москвы в Грузию в 2008 представляет собой разительный контраст с Чечней 1994-го: Соединенным Штатам и тогда не нравилось, какими методами Россия давит чеченский сепаратизм, но та военная операция проводилась Россией столь неумело, что об опасном прецеденте вряд ли могла идти речь. А сегодня все только и думают, кому следующему суждено испытать на себе мощь России.
Если мысленно перевести часы назад, хотя бы к февралю этого года, когда при поддержке США о своей независимости заявил край Косово, то мы явственно увидим немало возможностей для торга. От таких вещей, как система ПРО и поддержка независимости Косово, можно было отказаться наиболее легко: и бесполезная ПРО есть не более чем раздражитель для русских, ни на йоту не верящих рассказам о том, что она якобы строится в качестве ответа на иранскую угрозу, и независимость Косово в плане безопасности ничего не дает косоварам, при этом создавая печальный прецедент легитимации сепаратизма - кстати, именно поэтому, например, Испания, хоть и член НАТО, ее не признала.

Отказаться от вступления Грузии и Украины в НАТО было бы труднее, ибо эти демократические страны заслуживают всяческой поддержки со стороны США. Однако канцлер Германии Ангела Меркель совершенно верно указывает, что главное в НАТО - это Пятая статья, по которой нападение на одного из членов альянса трактуется как нападение на всех и каждого. Для США это означает, что они должны быть готовы держать свои войска в постоянной готовности к защите любого члена альянса, испытывающего угрозу нападения, как на границе Западной и Восточной Германии во времена 'холодной войны'. Членство в НАТО - это не волшебный талисман и не защитное заклинание; для того, чтобы оно работало, необходимо четкое планирование и военные обязательства, которые весьма дорого обходятся.

Правительство Буша не ставило - да и не могло ставить - вопрос членства в НАТО для Грузии и Украины серьезно - в той мере, в какой 'серьезно' могло означать не просто поставки оружия и услуги советников, а реальные гарантии безопасности с привлечением войск США. Если рассматривать 'серьезные намерения' именно так, то мы совершили большую ошибку, если заставили грузин поверить в то, что быстро введем их в натовский клуб.

И теперь уже понятно, что даже год назад это не было бы возможно. По независимости Косово и размещению системы ПРО в Польше правительство Буша поставило всех перед свершившимся фактом, после чего использовать их для дальнейшего торга уже не представлялось возможным. Сегодня торопливо задабривать Москву, пока российские войска еще оккупируют территорию Грузии за пределами анклавов - тоже немыслимо.

Сразу хочу оговориться: не надо думать, что я вдруг стал апологетом поведения Москвы. То, что Россия удерживает в своих руках грузинскую территорию и пытается свергнуть демократически избранный режим, не может иметь оправданий. Слова Путина о 'геноциде' и заговоре, в котором якобы участвовали США, тем тревожнее слышать, чем больше они напоминают о советском принципе 'чем больше ложь. . .' И если Россия на кого-то обижена, это понятно - но это не значит, что с моральной точки зрения она права.

Как верно подметил на страницах этой газеты 21 августа Кишоре Махбубани (Kishore Mahbubani) из Сингапурского национального университета, одной из основных областей, в которых США потеряли авторитет за последнее десятилетие, стал авторитет моральный. Когда после российского вторжения из американских официальных кабинетов начали раздаваться слова о том, что 'державы 21-го века не нарушают суверенитет других стран и не свергают их режимы', всеобщее хихиканье стало лишь на полтона ниже после того, как к этой фразе было добавлено 'в Европе'. Распространение демократии - прекрасная вещь, но она уж очень замарана, ибо с ней связывают и иракскую войну, и утверждение оборонных интересов Америки.

Нынешнее и прошлое правительства в своей политике могли исходить из того, что Америка установила гегемонию - как военную, так и экономическую. У следующего правительства это уже не получится, и самой важной его задачей будет нахождение баланса между тем, что мы хотим, и тем, чего мы реально сможем добиться.

Это не означает, что мы должны отказаться от такой своей идеалистической цели, как распространение демократии. Однако следующему президенту следует прежде всего, по выражению Тома Карозерса (Tom Carothers) из Фонда Карнеги, провести 'детоксикацию' самой этой концепции. Нам придется отказаться от выдачи Грузии и Украине новых альянсных обязательств и придумать другие способы их поддержки. И придется составить новые, максимально конкретные, планы защиты тех, кто уже вошел в НАТО - в честности, Польши и стран Балтии - от озлобленной и усиливающейся России.

Фрэнсис Фукуяма - профессор международной политэкномии Школы фундаментальных международных исследований (School of Advanced International Studies) при Университете имени Джонса Хопкинса (Johns Hopkins University). Его последняя книга - 'После неоконов' (After the Neocons) - издательство Profile, 2006 год.

0

7

Название: Файненшиал Таймс
Английское название : Financial Times
Организация: Financial Times
Кризис прозападной коалиции на Украине
Роман Олеарчик и Стефан Уэгстил

Прозападная коалиция на Украине вчера рухнула, повергнув страну в хаос политической неопределенности, обрушив финансовые рынки и подорвав недавние попытки западных лидеров продемонстрировать свою поддержку Киеву после вторжения России в Грузию.
Президент Виктор Ющенко угрожает распустить парламент и организовать досрочные выборы, если новая коалиция не будет сформирована, обвиняя в кризисе сторонников премьер-министра Юлии Тимошенко.

Ющенко и Тимошенко действовали заодно во время "оранжевой революции" 2004 года и поддержали западноориентированную политику, однако вступили в ожесточенную борьбу между собой, которая постоянно ставит правительство в затруднительное положение.

Неурядицы произошли прямо перед визитом вице-президента США Дика Чейни в Киев на этой неделе в знак поддержки Украины и за несколько дней до визита Ющенко во Францию на саммит Евросоюз-Украина. Киев стремится к вступлению как в ЕС, так и в НАТО и хочет заручиться большей поддержкой Запада, чтобы противостоять растущему политическому и экономическому давлению со стороны России.

Хотя официально коалиция еще не развалилась, министры, поддерживающие Ющенко, вчера покинули встречу кабинета, и их партия "Наша Украина" выступила с угрозой выйти из коалиции.

Обращаясь к нации, Ющенко обвинил сторонников Тимошенко в том, что они замышляют "антиконституционный переворот", голосуя в тандеме с оппозиционной Коммунистической партией и опирающейся на Москву Партией регионов в пользу законодательства, ограничивающего власть президента. "Несомненно, разрушение коалиции было хорошо запланированной акцией", – заявил он.

Тимошенко в ответ возложила вину за кризис на Ющенко с его "борьбой" за победу на президентских выборах следующего года, в которых, как ожидается, будут участвовать оба политика. Она также отвергла обвинение в излишней мягкости по отношению к конфликту в Грузии, заявив: "Моя позиция по Грузии совпадает с позицией ЕС и состоит в том, чтобы не втягивать Украину в конфликты".

Военное вторжение в Грузию вызвало опасения в Киеве, что Москва может сделать своей следующей целью Украину – страну с населением 46 млн человек, за влияние в которой борются Россия и Запад.

Москва опровергла предположение, что она представляет угрозу для территориальной целостности Украины, но открыто протестовала против политики стремительной интеграции с Западом, проводимой Ющенко, и особенно против планов по вступлению в НАТО, указывая, что сами украинцы расходятся во мнениях по вопросу вступления в альянс.

Киев надеется заключить соглашение о более близкой интеграции в ЕС на саммите во Франции 9 сентября. Президент Украины также надеется на то, что НАТО в декабре подключит Украину к Плану действий по вступлению в альянс.

Киевский политолог Алексей Харан сообщил, что политическое противостояние в Киеве в большей степени коренится в амбициях украинской политической элиты, чем в заговоре Москвы по подрыву прозападного пути развития Киева. Но он предупредил, что "Москва попытается извлечь из этого выгоду".

"Если коалиция разрушится, Украина не свернет с прозападного пути еще долгое время, но совершит краткосрочные отступления. Этот сценарий усложнил бы попытки Украины интегрироваться в НАТО и в ЕС в ближайшее время".

Лагерь Ющенко обвинил Тимошенко в том, что она действует заодно с Кремлем, так как отказалась принимать резолюцию, резко осуждающую действия Москвы в Грузии.

Тимошенко сообщила, что ее позиция совпадает с позицией ЕС и что она не хочет втягивать Украину в конфликт.

Новая коалиция, которая должна быть сформирована в течение 40 дней, чтобы избежать выборов, может включить в себя оппозиционные партии, полагающиеся на Москву. Появились спекуляции, что партия Тимошенко либо Ющенко может объединить усилия с Партией регионов бывшего премьер-министра Виктора Януковича, который также планирует принять участие в президентских выборах в следующем году. Многие политики рассматривают все эти споры как маневры перед президентскими выборами.

Досрочные парламентские выборы могут дорого обойтись партии Ющенко, которая, в соответствии с опросами общественного мнения, сильно отстает от партий Тимошенко и Януковича.

На финансовых рынках украинская валюта в целом сохраняла стабильность, но индекс PFTS понизился на 3,8%. Пятилетний дефолтный своп Украины – стоимость страхования задолженности – повысился до нового уровня, с 445 до 563 базисных пунктов.

0

8

Неприятная зависимость от России, скорее всего, сохранится ("The Financial Times", Великобритания)
Эд Крукс (Ed Crooks), 05 сентября 2008

Правительства Великобритании и Америки всю прошедшую неделю выказывали всяческие надежды на то, что Европейский Союз что-то сделает, чтобы снизить свою зависимость от российского газа. Вице-президент США Дик Чейни (Dick Cheney) и премьер-министр Гордон Браун (Gordon Brown) не раз говорили, что августовские столкновения между Россией и Грузией лишний раз подчеркивают важность появления альтернативных источников поставок энергоносителей.

Однако, по мнению специалистов-газовиков, все надежды серьезно изменить ситуацию с потребностью Европейского Союза в российском газе, скорее всего, тщетны. Вот что считает, например, Саймон Блейки (Simon Blakey) из исследовательской компании Cambridge Energy Research Associates:

- Масштаб взаимозависимости сегодня таков, что какие-то серьезные изменения в этой области провести будет просто невозможно - даже в течение двух десятилетий.
Беспокойство относительно зависимости Европы от российских энергоносителей США начали проявлять еще во времена 'холодной войны'. В 1982 году, когда в Польше были подавлены выступления движения 'Солидарность', правительство Рональда Рейгана попыталось остановить наращивание объемов экспорта газа из Советского Союза в Европу. Боясь, что чрезмерная зависимость от него сделает Европу уязвимой к давлению со стороны СССР, США заблокировали экспорт и перевозку газодобывающего оборудования в Советский Союз и попытались ограничить закупки российского газа странами Западной Европы 30 процентами от их потребностей. Сегодня Европейский Союз покупает в России около четверти всего потребляемого им газа, однако в будущем российская доля, скорее всего, будет расти. То самое 30-процентное ограничение может быть перекрыто уже в следующем десятилетии.

Спрос на газ в Европе будет наверняка расти еще как минимум лет десять. Старые угольные и атомные электростанции по окончании жизненного цикла будут одна за другой выводиться из эксплуатации, а газовые станции - это самый дешевый и быстрый способ их заменить. Кроме того, в следующем десятилетии производство электроэнергии из газа будет выгоднее всего в рамках европейской системы 'торговли выбросами', поскольку выбросы СО2 на газовых генераторах ниже.

Страны ЕС договорились, что к 2020 году 20 процентов всей энергии они будут добывать из возобновляемых источников. Это амбициозная цель, и даже если она будет достигнута, в чем у многих специалистов есть большие сомнения, и даже если будут сделаны новые существенные вложения я атомную энергетику, по данным CERA, спрос на газ будет ненамного ниже, чем сегодня. А между тем, внутриевропейская добыча газа резко падает. В CERA считают, что к 2020 году от нынешних 218 миллиардов кубометров год останется примерно половина. Так что очевидным источником пополнения дефицита становится та же Россия - стоящая прямо на пороге Европейского Союза и обладающая самыми большими запасами газа в мире.

Альтернативы, конечно, есть, но все не без сложностей. В нескольких европейских странах строятся новые терминалы для импорта сжиженного природного газа, который при сверхнизких температурах перевозят танкерами. Однако из-за высокого спроса на это топливо в Азии и задержек по нескольким крупным СПГ-проектам рынок залихорадило, и цены на СПГ пошли вверх. Иными словами, как говорит Фрэнк Харрис (Frank Harris) из аналитической компании Wood Mackenzie,

- В кратко- и среднесрочной перспективе способность Европы найти источники газа, альтернативные российским, жестко ограничена.

Только после 2015 года, не исключено, появится возможность импортировать больше СПГ из таких стран, как Нигерия, Египет и Ливия. Однако во многих странах, обладающих большими газовыми запасами, желание или способность экспортировать топливо сдерживается сильным ростом внутреннего спроса. На этой неделе, выступая на отраслевой конференции в Словении, Нордин Черуати (Nordine Cherouati), директор алжирского агентства по освоению углеводородов, заявил: 'Мы не можем поставлять газ на экспорт, пока не удовлетворены потребности нашего населения'.

В ЕС есть газ, поставляемый по трубопроводам из третьих стран, в первую очередь из Норвегии и Алжира. Большие надежды возлагают в ЕС и на планируемый газопровод Nabucco, по которому в Европу через Австрию должен поставляться газ из стран Каспийского региона. Однако во всех этих странах сохраняется одна и та же проблема: за ограниченные ресурсы экспорту приходится конкурировать с внутренним спросом. Например, Nabucco будет сильно зависеть от поставок газа из Азербайджана, который планирует увеличить добычу к концу следующего десятилетия до 40 миллиардов кубометров в год, однако некоторые аналитики относятся к этим устремлениям весьма скептически.

В континентальной Европе многие понимают: ЕС не только не может взять и отключиться от российского газа; ЕС не может даже снизить собственный спрос на него. На той же словенской конференции Рюдигер Фрайхер фон Фрич (Rüdiger Freiherr von Fritsch) генеральный директор по экономическим отношениям в германском МИДе, подчеркнул 'взаимную зависимость' России и Европейского Союза. То, что ЕС зависит от российского газа, диктуется самой географией и самой экономикой - нравится это политикам или не нравится.

Эд Крукс - редактор энергетического отдела The Financial Times.

0

9

Новый Варшавский пакт ("The Guardian", Великобритания)
Польша и страны Балтии создали неформальный альянс антироссийской и проамериканской направленности

Дьюла Хедьи (Gyula Hegyi), 24 сентября 2008

Коммунистическая Польша была самым сильным после Советского Союза членом Организации Варшавского Договора - альянса во главе с СССР, который объединял Восточную Европу с 1955 по 1991 год. Само название подчеркивало ту особую роль, которую играла в нем Польша. Большинству поляков не нравилось правление Советов, но многие из них считали, что СССР, по крайней мере, сможет защитить их самих и новообретенные западные территории Польши от немцев.

Сегодня возникает Организация Варшавского Договора иного рода. На сей раз у нее ярко выраженная антироссийская и проамериканская направленность. Польша и три прибалтийские республики - Эстония, Латвия и Литва координируют свою политику, обретя новый статус 'суперсоюзников' Соединенных Штатов, исходя из своей подозрительности по отношению к России и проявляя скрытое недовольство 'мягкостью' внешней политики Европы. Поездка балтийских лидеров в августе месяце в Тбилиси для демонстрации солидарности с Михаилом Саакашвили - это лишь верхушка айсберга. Данные страны активнее всех выступают за вступление в НАТО Грузии и Украины. Они противодействуют прокладке газопровода из России в Германию. Они открыто симпатизировали чеченским боевикам, боровшимся против российского господства.

В своей внутренней политике данные страны также отличаются от леволиберального единодушия Западной Европы. Политика гомофобии, сложные чувства по отношению к евреям, мощная оппозиция левым силам и лишение прав этнических меньшинств - это повсеместное явление. Единственное различие между ними - отношение ко Второй мировой войне. Польша была жертвой нацистской Германии, а прибалтийские правые более или менее открыто заявляют о том, что немецкая оккупация была ничем не хуже советского правления до и после войны.
Правящие консервативные партии этих стран твердо верят в то, что Европейский Союз проявляет слабость перед лицом России. Во внешней политике и в вопросах безопасности рассчитывать можно только на американцев.

Польша давно уже мечтает стать региональной державой в Центральной и Восточной Европе, однако ЕС пустил эти амбиции на дно. Теперь Соединенные Штаты предлагают Польше похожий статус своего союзника. А создание американской системы противоракетной обороны, якобы нацеленной на Москву, ознаменует собой успех данной миссии. Самой важной характеристикой нового пакта является суперлояльность по отношению к США во внешней политике и в вопросах безопасности. Эти страны считают Евросоюз экономическим клубом, источником поддержки и субсидирования сельского хозяйства и инфраструктуры. По их мнению, общие природоохранные и социальные цели старых стран ЕС (и левых партий из новых стран-членов) мене важны, чем мощные трансатлантические связи.

Будучи членом экологического комитета Европарламента, я не наблюдаю серьезного отношения к вопросам охраны окружающей среды со стороны прибалтийских и польских консерваторов. То же самое можно сказать и о социальных проблемах. В этом плане они ближе всех стоят к евроскептикам британцам, однако одновременно они рассчитывают на финансовую помощь со стороны более богатых членов ЕС.

Прежде чем судить об этом новом неформальном альянсе, нам следует попытаться понять причины его создания. Пакт Молотова-Риббентропа, подписанный в 1939 году между нацистской Германией и Советской Россией, по-прежнему очень сильно воздействует на историческую память и отношение польского и прибалтийских народов. Если немцы и русские о чем-то договариваются, у них автоматически возникают подозрения и стремление найти сильного союзника. Перед Второй мировой войной такими союзниками были Великобритания и Франция. Сейчас это Соединенные Штаты Америки. А война в Грузии и ПРО лишь усиливают эту тенденцию.

Конечно, существует настоятельная политическая потребность в расширении этого нового пакта. Очевидным кандидатом на вступление в него является Чехия, поскольку она проявила готовность разместить у себя американский противоракетный радар. Тем не менее, у чехов не столь сильны антироссийские настроения, а их общество слишком либеральное и слишком светское, по мнению польских консерваторов. Словакия традиционно настроена пророссийски: ее премьер Роберт Фицо (Robert Fico) даже отказался признать независимость Косово. Вполне логично предположить, что следующим украшением в этой короне может стать Венгрия. Бывший премьер-министр и ведущий оппозиционный политик Виктор Орбан (Viktor Orban) уже сегодня готов вступить в польско-балтийский альянс.

Однако он пока еще в оппозиции. Премьер-министр Венгрии социалист Ференц Дюрчань (Ferenc Gyurcsany) пытается поддерживать хорошие взаимоотношения с Россией, которая является не только главным поставщиком нефти и газа в его страну, но и крупным экспортным рынком. Цель венгерских социалистов заключается в том, чтобы сбалансировать свою лояльность к США в вопросах безопасности, свои правильные взаимоотношения с Россией и свою верность претендующей на единство во внешней политике Европе. Но поскольку такой политики сегодня не существует, этой маленькой стране трудно не поддаться искушению и удержаться от вступления в новый альянс проамериканских и антироссийских 'ястребов'. Венгрии, а также всей Европе необходима общая политика, основанная на стратегическом военном союзе с США и на конструктивном сотрудничестве с Россией. Но прежде всего, европейцам надо поверить в себя: они не превратятся в исчезающий вид без России и США.
Дьюла Хедьи - депутат Европарламента

0

10

Величие Америки рухнуло и раскололось на куски ("The Observer", Великобритания)
Мировой финансовый кризис приведет к падению США подобно тому, как падение Берлинской стены привело к падению Советского Союза. Эра гегемонии США закончилась

Джон Грей (John Gray), 01 октября 2008

Наши с вами взгляды прикованы к рушащимся рынкам, но катастрофа, которую мы переживаем, далеко не сводится к одному финансовому кризису - каким бы серьезным он ни был. На наших глазах происходят глобальные тектонические подвижки исторического масштаба: необратимо меняется соотношение сил в мировой политике. Эра мирового лидерства Америки, начавшаяся после Второй мировой войны, подошла к концу.

Конец господства Америки виден хотя бы по тому, как президент Венесуэлы Уго Чавес (Hugo Chavez) дразнит великую державу, открыто смеется над ней и остается безнаказанным. Однако есть и другие, куда более яркие признаки падения авторитета Америки на мировой арене. Национализировав важнейшие элементы своей финансовой системы, США попрали собственное кредо свободы рынков и позволили странам, где рынки полностью контролируются государством, восторжествовать. Последние события будут иметь не менее далеко идущие последствия, чем падение Советского Союза; разрушена самая схема работы правительства и экономики.

С тех пор, как закончилась 'холодная война', каждое американское правительство, сколько бы их ни было, считало себя вправе поучать остальные страны на тему грамотного финансового менеджмента. Таким странам, как Индонезия, Таиланд и Аргентина, а также ряду стран Африки пришлось расплачиваться за кредиты Международного валютного фонда урезанием бюджетов и глубокой рецессией (решение о кредитах принималось под воздействием ортодоксальной американской экономической школы). Китай подвергался особенно жестким нападкам со стороны США за слабость финансовой системы, но, с другой стороны, экономические достижения этой страны в значительной степени основаны на презрительном игнорировании рекомендаций западных стран - в конце концов, разоряются сейчас отнюдь не китайские банки. Весьма символично, что в тот самый день, когда китайские астронавты вышли в открытый космос, министр финансов США в фигуральном смысле был вынужден встать на колени.Америка все время требовала от других стран, чтобы они вели дела по их правилам, но при этом для самой Америки правила были одни, а для прочих стран - другие. Все последние годы США одной рукой бичевали страны, ведущие (с их точки зрения) неразумную финансовую политику, а другой - занимали все больше и больше денег, пытаясь покрыть убытки от снижения налогов и оплатить колоссальные военные расходы. А теперь будущее американской экономики зависит от тех самых стран, которые отказались строить капитализм по американской модели, ведь только их инвестиции могут обеспечить жизненно необходимый казне приток иностранного капитала.

Министр финансов Хэнк Полсон (Hank Paulson) и глава федеральной резервной системы Бен Бернанке (Ben Bernanke) на скорую руку подготовили несколько планов спасения финансовых институтов США, но не так важно, какой из них будет приведен в исполнение, - важно то, какие последствия эта операция будет иметь в отношении положения США на мировой арене. В конгрессе сейчас ведется много популистской болтовни насчет того, что во всем виноваты жадные банкиры, но эта болтовня служит лишь средством отвлечения внимания от подлинных причин кризиса. Ужасающее состояние финансовых рынков США объясняется тем, что американским банкам было позволено работать в условиях тотальной свободы, созданных теми же самыми конгрессменами. Так что ответственность за катастрофу несет политическая элита Америки, опрометчиво взявшая на вооружение примитивную идеологию, основанную на дерегулировании.

В сложившихся обстоятельствах единственным способом спасти рынок от катастрофы является существенное расширение роли государства. Следствием подобной меры, однако, будет дальнейшее повышение зависимости Америки от новых великих держав. Федеральное правительство собирается влезть в еще большие долги; многие кредиторы полагают (небезосновательно), что долги эти никто никогда не выплатит. У правительства может возникнуть соблазн потопить долги в волне инфляции - но тогда сами кредиторы потерпят большие убытки. Итак, в сложившихся обстоятельствах, будут ли правительства стран, собирающихся массово скупать американские ценные бумаги (Китай, страны Персидского залива, Россия, например), готовы и дальше поддерживать доллар в качестве мировой резервной валюты? А что, если эти страны решат воспользоваться шансом и сдвинуть мировой баланс экономической мощи в свою пользу? Так или иначе, решать судьбу Америки будет не Америка, а кто-то другой.

Часто бывает так, что империи гибнут из-за войн и долгов. Такова была судьба Британской империи - после первой мировой войны денежные дела страны пошли скверно и уже не пришли в порядок. То же можно сказать и о Советском Союзе: поражение в афганской войне и экономическое бремя 'гонки вооружений', когда Советы пытались найти противовес технически несовершенной, но блестяще продуманной с политической точки зрения программе 'звездных войн' Рональда Рейгана (Ronald Reagan). А Америка, как бы она ни настаивала на своей исключительности, ничего исключительного собой не представляет. Иракская война и кредитный кризис фактически нанесли смертельный удар американскому лидерству. Экономика США еще некоторое время останется крупнейшей в мире, но, когда кризис пройдет, именно новые великие державы выкупят то немногое, что останется целым посреди обломков финансовой системы США.

Уже несколько недель ведутся разговоры об экономическом апокалипсисе. Однако это отнюдь не означает, что капитализму пришел конец. Паника в Вашингтоне сигнализирует лишь о том, что пришел конец одному из видов капитализма: его странноватой и крайне нестабильной разновидности, существовавшей в Америке последние двадцать лет. Эксперимент с финансовым сверхлиберализмом окончился крахом. Крах этот будет чувствоваться повсеместно, однако лучше всех с его последствиями справятся те страны с рыночной экономикой, которые отвергли насаждаемую Америкой политику дерегулирования. Великобритания, добровольно превратившаяся в подобие гигантского хеджевого фонда, скорее всего, пострадает особенно сильно.

Горькая ирония последних двух десятилетий состоит в том, что сразу же после падения коммунизма возникла очередная утопическая идеология. В Америке и Великобритании (а в меньшей степени - и в других западных странах) господствующей философией стало нечто вроде рыночного фундаментализма. Итог - гибель американской системы - вполне предсказуем. Подобно гибели советской системы, это событие будет иметь огромные геополитические последствия. Конечно же, предстоит неизбежное 'затягивание поясов'; скорее всего, оно будет резким, а не постепенным, и скверно продуманным.

Взрывы, подобные тому, который происходит у нас на глазах, не похожи на взрывы в замедленной съемке, часто встречающиеся в фильмах. Как и в жизни, взрывы происходят стремительно и хаотично, возникает масса побочных эффектов. Рассмотрим пример Ирака. Результатом относительного успеха операции, достигнутого путем подкупа иракских суннитов и игнорирования этнических чисток, стало относительное же спокойствие в отдельных районах страны. Однако неизвестно, сколько еще продлится это спокойствие, учитывая, что Америке уже не под силу сохранять военные расходы на прежнем уровне.

Уход Америки из Ирака будет означать, что в конфликте победил Иран. Как отреагирует на это Саудовская Аравия? Попытается ли Америка помешать Ирану завладеть ядерным оружием при помощи военной силы? Китайцы до сих пор не высказались по поводу происходящего. Не осмелеют ли они и не попытаются ли заявить о себе с позиции силы? Или же они молча продолжат вести свою осторожную политику 'мирного подъема'? Очевидно одно: Америка все быстрее и быстрее теряет силу. Пример Грузии показал: Россия способна перекраивать геополитическую карту мира, оставляя Америке роль бессильного наблюдателя.

За пределами США почти все давно осознали, что в результате глобализационных процессов новые экономики, развиваясь, подтачивают американское господство. Предполагалось, что процесс этот будет идти постепенно и займет несколько десятилетий или даже несколько поколений. Теперь все более очевидно, что эти взгляды были ошибочными.

Раздув величайший в истории человечества пузырь, американская политическая элита теперь, похоже, не осознает масштаба созданных ею же проблем. Злопамятные, воинственные политиканы чересчур заняты междоусобной борьбой, чтобы осознать простую вещь: Америка больше не господствует в мире. Мир изменился, а они этого не замечают. Америка теперь - лишь одна из нескольких сильнейших стран мира, будущее ее неопределенно, и не в ее силах как-то повлиять на него.

0



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC