П.Р.О. Политика.Результат.Общество.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » П.Р.О. Политика.Результат.Общество. » Аналитика,интервью,официоз » Югоосетинское противостояние. Итоги и прогнозы


Югоосетинское противостояние. Итоги и прогнозы

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Илья Крамник, военный обозреватель РИА Новости.

Россия завершила операцию «по принуждению к миру», проводившуюся на территории Южной Осетии, Абхазии и Грузии. Руководство страны и Вооруженных сил объявило об отводе войск из зоны конфликта. Об окончании конфликта между Грузией и непризнанными республиками говорить рано, но итоги военной операции России подвести уже можно. Кроме того, можно подвести итоги ряда мировых процессов и спрогнозировать возможные сценарии дальнейшего развития ситуации.

Итак, противоречия, копившиеся между Россией и Западом, прежде всего США, с конца 90-х годов, вырвались на поверхность, маски благодушной политкорректности и сотрудничества в мировой борьбе против терроризма оказались сорваны, и мы наблюдаем начало нового витка истории – и это вновь история противостояния двух сверхдержав, каждая из которых стремится кроить мир под себя.

Как и всякая лавина, эта началась с песчинки - с попытки Грузии навести на территории Южной Осетии «конституционный порядок». На данной операции стоит остановиться чуть подробнее. Многогранное выражение «наведение конституционного порядка» в различные исторические моменты может скрывать едва ли не диаметрально противоположные понятия, однако, в основе оно обладает некоторыми базовыми характеристиками, которые должны присутствовать в любой операции, претендующей на то, чтобы называться таким образом.

Насколько данным характеристикам соответствовала операция по восстановлению конституционного порядка, которую Грузия решила провести на территории Южной Осетии?

Первая характеристика – избирательное огневое воздействие по незаконным вооруженным формированиям, минимизация потерь гражданского населения. Очевидно, не совпадает с реальностью – грузинская артиллерия обстреливала Цхинвал и окрестные села, известны многочисленные факты убийств и насилия над мирными жителями.

Вторая, не менее важная характеристика – гуманитарная составляющая, выраженная в стремлении к скорейшему восстановлению нормального порядка и условий обитания граждан в зоне операции. Наличие этой составляющей доказывается развертыванием в зоне операции сети пунктов оказания медпомощи, полевых госпиталей, запасов продовольствия, воды и прочих товаров первой необходимости, с целью облегчения существования мирных жителей в условиях военной операции.

Ничего из этого Грузией сделано не было.

В совокупности, действия Грузии перед началом вторжения в Южную Осетию и в ходе операции заставляют прийти к выводу, что целью грузинского руководства было уничтожение негрузинского населения Южной Осетии или его вытеснение в Россию. Такие действия характеризуются уголовным кодексом РФ как геноцид.

В дополнение Грузия пошла на прямое нарушение международных норм, открыв огонь по российским миротворческим подразделениям, причем в обстреле принимали участие и грузинские миротворцы.

По совокупности всех этих характеристик российская реакция на обстрел и последующее вторжение грузинских войск, начавшееся в ночь с 7 на 8 августа 2008 года была абсолютно правомерной – боевые группы 58-й армии Северокавказского военного округа (СКВО) начали выдвигаться на помощь миротворцам. Уже ночью 8 августа появились первые сообщения об авиационных ударах по грузинским войскам – многие военные специалисты считают, что только благодаря им югоосетинские ополченцы смогли отбить первый штурм Цхинвала.

После полудня в районе города началось развертывание российских сухопутных подразделений – первые ВМГ (войсковые маневренные группы) вышли к Цхинвалу и вступили в бой. Тогда же сложилось и «разделение ролей» - бои в населенных пунктах вели местные ополченцы и добровольческие формирования, российские войска вступали в бой лишь в случае появления более-менее крупных сил грузинской армии, которые были ополченцам «не по зубам». Кроме того, Россия взяла на себя подавление грузинской артиллерии, а ВВС России начали наносить удары по тыловой инфраструктуре Грузии.

Российские спецподразделения, кроме того, взяли на себя задачу по нейтрализации грузинского спецназа – в частности, по имеющейся информации, именно успешные противодиверсионные действия российского спецназа позволили предотвратить подрыв грузинскими диверсантами Рокского тоннеля – основной магистрали, связывающей Россию и Южную Осетию. Подрыв тоннеля мог бы крайне осложнить операцию – пропусканная способность остальных трасс явно недостаточна.

Бои в районе Цхинвала продолжались трое суток – к исходу третьих суток грузинская артиллерия была либо уничтожена, либо оставила позиции, позволяющие вести обстрел города, а грузинские сухопутные подразделения вышли из города. Следует отметить, что в течение всей операции российская армия была связана рядом политических ограничений, препятствовавших применению тяжелого вооружения по населенным пунктам, что, в частности, серьезно ограничивало возможности контрбатарейной борьбы.

В течение всей операции – до 12 августа включительно - российские ВВС наносили удары по военной инфраструктуре Грузии, лишая ее вооруженные силы возможности продолжать войну. В операции был также задействован флот – боевая группа кораблей Черноморского флота начала патрулирование побережья Абхазии и Грузии.

К 11 августа грузинская армия перестала существовать как организованная сила – весь мир обошли кадры бегства грузинских военных из Южной Осетии, Гори, и других районов. Подразделения бежали на юг, в основном в район Тбилиси, бросая боевую технику. Тем временем вооруженные силы России, совместно с абхазскими и южноосетинскими формированиями, перенесли боевые действия уже на территорию собственно Грузии, захватывая брошенную бронетехнику и ликвидируя остатки военной инфраструктуры.

12 августа Дмитрий Медведев объявил о завершении операции.

Пятидневная война продемонстрировала как сильные, так и слабые стороны российской армии. С одной стороны, скорость выдвижения, методичность и планомерность в подавлении грузинской артиллерии и тыловой инфраструктуры, успешные противодиверсионные действия, быстрый распад грузинской армии – позволяют высоко оценить действия российских командно-штабных структур всех уровней. С другой – был продемонстрирован ряд недостатков – недостаточно полное подавление ПВО и ВВС Грузии, отсутствие в боевых подразделениях новейших систем вооружения и боевой техники, явное устаревание средств связи.

Часть недостатков признана и военным руководством России – так, генерал-полковник Ноговицын, в течение всей операции освещавший действия российских войск для прессы, признал, что потеря Ту-22МР выявила недостатки в боевой подготовке ВВС.

Параллельно военной операции разворачивалась информационная и дипломатическая война – российские представители в ООН и НАТО Виталий Чуркин и Дмитрий Рогозин, глава МИД Сергей Лавров, и высшие лица страны – премьер-министр и президент России – активно выступали по всем каналам, защищая позицию России и доказывая ее правоту. Вкупе с практически единой позицией российской прессы, это позволило избежать обычного для последних 20 лет безоговорочного проигрыша информационной войны – сторонники российской позиции нашлись даже в Западной Европе. Фактически безусловную поддержку Грузии оказали лишь США, Великобритания и некоторые страны Восточной Европы, и то – эта поддержка не зашла дальше сочувственных слов и требований к России о немедленном выводе войск.

Таким образом, всему миру было продемонстрировано отсутствие единства Запада по столь принципиальному вопросу как «защита молодой демократии», а в политике заявила о себе новая геополитическая реальность – блок – пусть даже временный – России и стран Западной Европы (таких как Германия, Франция, Италия, отчасти Испания) против США и стран Восточной Европы.

Более того, поддержку России выразил даже традиционный, казалось бы, геополитический противник – Турция. Турецкий премьер, прилетевший на переговоры в Москву, поддержал усилия России по умиротворению региона. В дальнейшем поступила информация об отказе Турции пропустить в Черное море американские военные корабли.

Тем не менее, объявить Россию победителем в информационной войне нельзя – мощь противостоящего информационного потока остается слишком большой. Скорее всего, ситуацию можно определить как ничейную.

Прогнозировать дальнейшее развитие ситуации достаточно сложно – позиции основных игроков на мировой арене – а в данном случае, это, безусловно, Россия и США – выглядят непримиримыми. Россия явно ведет дело к признанию государственной независимости Южной Осетии и Абхазии, а уголовное дело, возбужденное российскими правоохранительными органами по статье «Геноцид», подразумевает ответственность руководителей операции с грузинской стороны, включая руководство страны. В орбиту конфликта втянуты и соседние страны – например, Украина, где резко обозначилось углубление политического кризиса.

Понимая, что любой прогноз в данной, постоянно меняющейся ситуации, окажется неточным и скорее всего – неверным, тем не менее можно попытаться спрогнозировать общие тенденции развития ситуации. Очевидно, что мир за прошедшие две недели изменился коренным образом – противоречия между Россией и США, долгое время прятавшиеся под политкорректными завесами, вышли на первый план. Ни Россия, ни США не намерены уступать – и исходя из данного обстоятельства можно прогнозировать новый виток холодной войны и глобального противостояния двух держав, от постсоветского пространства до Латинской Америки.

Стала очевидной антироссийская направленность разворачиваемой системы ПРО США, после того как Польша согласилась войти в проект в обмен на предоставление современных систем ПВО для защиты от российского удара. Российские же официальные лица вновь подтвердили что в случае конфликта сооружения системы ПРО будут первоочередной целью.

Непосредственно в регионе, скорее всего, следует ожидать в обозримом будущем очередную смену власти в Грузии – Михаил Саакашвили, проигравший войну и лично поведший себя не лучшим образом – не пользуется популярностью ни у себя в стране, ни на Западе. Не стоит, однако, надеяться на победу пророссийских сил – они в настоящее время занимают слишком слабые позиции в грузинском обществе, чтобы надеяться не что-то серьезное.

Стоит ждать также и демонтажа СНГ в его нынешнем виде – страны-союзники России будут, очевидно, углублять сотрудничество в рамках ОДКБ и ШОС, которая вскоре может пополниться новыми членами.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

0

2

Испанские блогеры на стороне России

Споры в интернете показывают, что Москва не проиграла информационную войну
2008-09-03 / Хуан Кобо - испанский журналист и политолог.

Стало чем-то вроде аксиомы утверждение, будто Россия проиграла информационную войну в связи с событиями в Южной Осетии. Это верно, если учитывать только заявления западных политиков и освещение этих событий в мировых СМИ. Но разительно иная картина предстает в интернете, в том числе в форумах при тех СМИ, которые в своих печатных изданиях выступают единым строем в рядах западной пропаганды.

В связи с этим интересно посмотреть, как события вокруг Южной Осетии предстают в электронных изданиях крупнейшей газеты El Pais (elpais.es), самой популярной радиостанции CadenaSER (cadenaser.es) и весьма популярного бесплатного издания 20 minutos (20minu-tos.es). Выбраны наиболее интересные мнения, высказанные после того, как Москва официально признала независимость Южной Осетии и Абхазии. При этом следует отметить, что в прошлом мнения участников этих форумов были весьма критическими по отношению к России и ее руководству. Критика, безусловно, есть и сейчас. Но противоположных мнений – и это поразительно – примерно 90%.

Вот некоторые примеры.

«Если косовары смогли провозгласить независимость, то и абхазы и югоосетины тоже могут. Конечно, желательно, чтобы на карте появлялось меньше этнических микрогосударств. Но Россия, признав эти две республики, ответила Западу взаимностью, в чем есть своя логика».

«Все началось с того, что Косово объявило себя независимым. Это оправдывали тем, что таково было желание 79 процентов его населения. Но в Южной Осетии и Абхазии за независимость 98 процентов. Так у кого на нее больше права? Тем более что грузины неоднократно убивали и уничтожали жителей этих республик».

«Неужели кто-то думает, что осетины могут согласиться с тем, чтобы стать частью Грузии после того, как она бомбила их землю и убила тысячи осетин?»

«Кто это сказал, что в Южной Осетии и Абхазии не было этнической резни со стороны Грузии? Еще как была, и не раз. Как и в Югославии, где косовары вырезали и изгоняли славян».

«США, ЕС и НАТО действуют бесстыдно. Они недостойны никакого доверия. Вспомните, что они натворили в Югославии. Нельзя забывать, кто первым напал на Южную Осетию и стал убивать ее жителей – российских граждан. Россия была вправе защитить их».

«США требуют от России соблюдать нормы ООН. Что случилось с этим мировым жандармом, который никогда сам их не признавал – ни в Ираке, ни в Панаме, ни в Гренаде, ни в Никарагуа и т.д. А Израиль – он что, уважает нормы ООН? Какое моральное право имеют США чего-то требовать, тем более что они виновны в конфликте на Кавказе?»

«Что, Янкиландия посоветовалась с ООН, когда решила поставить свой антиракетный щит в Польше?»

«Правители западных стран поддерживают США и служат их интересам, в то время как США вызывают огромную ненависть у граждан этих стран».

«США и ЕС влезают в тупик, из которого только один выход – разрушение всего мира. В этом конфликте военная победа ни США, ни России невозможна. Россия уже сделала немало шагов назад, идя на уступки. Судя по всему, больше шагов назад не будет. Западу следовало бы более тщательно продумывать свои шаги».

«Как европеец, рад видеть, что начинает устанавливаться некоторое равновесие в международных отношениях. Однополярный мир, основанный на едином мышлении, не может дать ничего хорошего и справедливого».

«Испания должна срочно выйти из НАТО!» «Нам нужна прочная дружба с Россией – она такая же европейская страна, как и мы». «Следовало бы быть более тесно связанной с Россией, которая находится с нами на одном континенте. И не забывайте, что ее ракеты нацелены и на нас. В случае войны Испания не сможет остаться в стороне».

«Грузия – это своего рода копье, которое американская Империя держит в зоне высокой стратегической важности. А то, что мы послали в эту зону военный корабль, показывает раболепие наших властей перед Империей».

«Хорошо, что у Испании нет нефти или чего-то в этом роде, а то нам пришлось бы просить помощи у русских, чтобы США не высосали бы из нас всю кровь».

«ЕС больше нуждается в России, чем Россия в ЕС. Саркози и Меркель оказывают ЕС плохую услугу, подчиняя его США, которые используют противоречия в союзе, чтобы натравить его на Россию».

«Попытки Запада изолировать Россию – ошибка. Она сейчас имеет возможность обратиться к Востоку, где будут рады использовать для своего экономического роста энергетические и природные ресурсы России».

«Настал час поставить точки над «i»… Россия должна заявить НАТО, чтобы она пошла в задницу и держалась в сторонке!»

Так выглядит подлинная – а не официальная – реакция испанской общественности на события вокруг Южной Осетии, которые продолжают привлекать в Испании огромное внимание. Можно ли после этого утверждать, что Россия проиграла информационную войну?

Валенсия

0

3

Равняйсь! СМИ... Отставить!
11.09.2008 16:00 | "Московский комсомолец"
В чем причины поражения России в информационной войне с Грузией?

На “правительственном часе” Дума заслушивала министра обороны Анатолия Сердюкова “о задачах и проблемах строительства Вооруженных сил в условиях новых угроз и прежде всего в связи с ситуацией в Грузии”.

Заслушивание военного министра, как обычно, проходило в закрытом режиме. Но и без всех этих секретов понятно, что маленькая победоносная война отчетливо высветила серьезные проблемы в строительстве российских Вооруженных сил, что вынуждены признать уже и сами победители. Видимо, потому в Минобороны сейчас усиленно ходят слухи о грядущих оргвыводах и возможных отставках.

Пока просочилась информация лишь о двух приближенных министра обороны, над которыми витает призрак близкой отставки.

Один — питерский бизнесмен-строитель Леонид Сорокко, недавно возглавивший строительный главк Минобороны. По нему, как утверждает источник “МК” в военном ведомстве, вопрос окончательно еще не решен.

Другой — начальник управления пресс-службы и информации Минобороны РФ Ильшат Байчурин. Министр Сердюков привел его с собой из налоговой службы сначала в качестве советника, затем назначил начальником управления службы информации Минобороны РФ.

В понедельник, когда стало известно, что Байчурин отстранен от этой должности, некоторые СМИ, в том числе и “МК”, логично предположили, что его отставка — следствие проигрыша в информационной войне с Грузией.

Однако, по словам нашего источника, причиной его отстранения стала вовсе не слабая информационная политика, которая, кстати, руководством Минобороны признана вполне успешной, а исключительно его личные проколы.Так что делать выводы о том, что Минобороны признало свою “информационную войну” против Грузии проигранной, преждевременно. Но почему все остальные это признают единодушно?

Чтобы ответить на этот вопрос, требуется для начала определить: что мы понимаем под термином “информационная война”?

* * *

В сознании обывателя стойко закрепилась установка: информационная война — это дезинформация в СМИ, которую организуют воюющие стороны друг против друга. На самом деле это не совсем так. Влияние через СМИ — лишь одна из составляющих такой войны. Противоборство в ней ведется различными методами. Например, с помощью средств радиоэлектронной борьбы, подавляющих локационные станции противника, или хакерских атак на компьютерные сети командных пунктов и т.д.

В каком-то смысле информационную войну можно даже считать гуманной, так как она призвана минимизировать боевые потери, а то и вовсе не дать довести развитие конфликта до прямого столкновения сторон. Так, например, в “Объединенной доктрине информационных операций”, принятой США в 1998 году, сказано: “Информационная война — это комплексное воздействие на систему государственного и военного управления противостоящей стороны, на ее военно-политическое руководство, которое уже в мирное время приводило бы к принятию благоприятных для стороны-инициатора информационного воздействия решений, а в ходе конфликта полностью парализовало бы функционирование инфраструктуры управления противника”.

В России концепция информационной войны была разработана в середине 90-х и включала в себя 4 основных компонента: разрушение систем связи противника; перехват сообщений; взлом компьютерных сетей и только потом — воздействие на общественное мнение путем распространения дезинформации.

С последним пунктом мы как раз все знакомы очень хорошо. Но если все же говорить об информационной войне в целом, то хотелось бы знать: велась ли она во время грузинской кампании? А если велась, то как же в ней обстояло дело с информационными технологиями, компьютерными атаками или средствами радиоэлектронной борьбы (РЭБ)?

* * *

Об этом мы вряд ли когда-нибудь узнаем из официальных источников, а вот неофициальные рассказывают примерно следующее:

— Нападение Грузии застало Генштаб врасплох, и генералам было, конечно, не до информационных технологий. Министра обороны не могли найти по телефону больше 10 часов. Без него нельзя было принять никаких важных решений. Видимо, поэтому начальник Генштаба сначала заявил, что раз на месте находится командующий войсками округа, то пусть он и принимает решения самостоятельно, исходя из обстановки. Но потом, видя, что дело плохо — грузины слишком быстро дошли до Цхинвала, стал звонить одному из своих им же уволенных замов — бывшему начальнику Главного оперативного управления Генштаба (ГОУ ГШ) Александру Рукшину и просить: вернись хотя бы на пару суток, надо оказать помощь, ведь новый начальник ГОУ еще не назначен. Рукшин отказался. Да и как окажешь эту помощь, если почти всех офицеров ГОУ ГШ отправили в отпуск, так как новый глава строительного главка затеял переезд ГОУ в другое здание на Ленинградском проспекте, и теперь там ни документов, ни карт не найдешь.

Потом Рукшину стал звонить министр обороны, но он и ему ответил: нет, я вам больше не подчиняюсь. Правда, затем, говорят, все-таки нашли человека, которому Рукшин подчинился, — Путина. После его звонка генерал приехал в Генштаб и взял управление операцией на себя. К тому времени уже прошли сутки. Только тогда начались хоть какие-то скоординированные действия. Были подавлены, а затем и уничтожены грузинские радиолокационные станции, которые наводили ПВО на наши самолеты.

Это, конечно, должны были сделать первым делом, но авиация ведь командующему округом не подчиняется. На ее применение он должен получить приказ из Генштаба. Его не было. Вот и оказалось, что рядом, в Ростове, стояли вертолеты со средствами РЭБ и не использовались. Вот вам и информационная война…

В первые же часы грузины уничтожили сразу шесть наших самолетов, а за все время — вообще 10 машин, хотя нам говорят, что 4. Тоже информационная война, дезинформация. На самом деле целую эскадрилью положили — позорище!

Говорят, что главком ВВС Зелин руководил авиацией из кабинета прямо по мобильнику, даже не спускаясь на КП. Все решал сам, не считал нужным даже пригласить на совещание своих замов-пэвэошников, которые могли посоветовать ему, что сделать, чтобы избежать таких больших авиационных потерь.

А что уж говорить о решении послать на бомбежку дальний бомбардировщик “Ту-22”? Да мало того, его же туда отправили не один, а целых две группы — аж шесть штук!

…Вот только что стало известно, что начальник Главного штаба ВВС генерал Хворов написал рапорт об отставке. Не выдержал. Уходит. А это ведь один из самых молодых, перспективных и порядочных генералов в нашей армии. Трудно сказать, что послужило причиной его решения… Хотя думаю, что это — неприятие тех приемов ведения войны, которые использовались, в том числе способов применения его родной дальней авиации, которой он еще недавно командовал и в состав которой входил тот самый “Ту-22”, сбитый грузинской ПВО.

* * *

После услышанного легко согласиться с теми, кто считает, что на таком фоне работа военных пиарщиков была вполне успешной. Почему бы и нет? Они, конечно, не продемонстрировали никаких особых информационных новинок, однако после молчания первого дня общались с прессой регулярно. К тому же им удалось выбрать в качестве представителя, разъясняющего СМИ позицию Генштаба, довольно колоритного кандидата — генерала Ноговицына.

На встречах с журналистами он даже пытался не врать. К примеру, в отличие от ныне отстраненного Ильшата Байчурина, активно опровергавшего информацию наших журналистов из Цхинвала о том, что там находились солдаты-срочники из состава 58-й армии, Ноговицын эту тему обходил вполне корректно: “Неподготовленных солдат там не было”.

Поначалу выбор Ноговицына в качестве “говорящей головы” многим показался странным: почему именно он, новичок, пришедший в Генштаб лишь накануне войны, да еще на должность зама начальника по военно-научной работе, которую всегда считали второстепенной, бумажной и фактически “никакой”. Однако, по уверениям офицеров управления информации, “в критический момент, кроме Ноговицына, ни одного более подготовленного генерала, способного выполнить эту миссию, не нашлось”.

Личность Ноговицына, сильно отличающаяся от общепринятого представления о генералах, сразу вызвала большой интерес у журналистов. Особенно у журналисток. Что в свете разговоров об информационной войне оказалось серьезным плюсом. Даже появился повод поговорить о нем более подробно, тем более что мне удалось познакомиться с ним несколько лет назад во время работы в Главном штабе ВВС.

Однажды на полигоне Ашулук на учениях ПВО я случайно стала свидетелем того, как Ноговицын ставит боевую задачу радиолокационному взводу. Спокойно, уважительно, доходчиво генерал разъяснял каждому солдату и офицеру смысл учений. Говорил вдохновенно, начиная с тактических задач каждого и постепенно поднимаясь до стратегических горизонтов воздушно-космической обороны в целом. Все это сильно контрастировало с виденным мной ранее.

Заслуженный военный летчик Анатолий Ноговицын пришел в Генштаб в июле этого года с должности заместителя главкома ВВС. Ранее — в 2000—2002 гг. — он командовал 11-й армией ВВС и ПВО на Дальнем Востоке. Там с ним была связана история, которую в разговоре об информационной войне можно, пожалуй, привести в качестве примера.

В ноябре 2000 года в Японском море самолеты 11-й воздушной армии в полном соответствии с международными договорами о ведении военной разведки “вскрыли” — то есть беспрепятственно прошли — все системы охраны американской авианосной группы и сфотографировали палубу авианосца “Китти Хок”.

Экипаж корабля был застигнут врасплох в момент заправки топливом. Около пяти минут потребовалось американцам, чтобы поднять в воздух свои истребители-перехватчики. За это время российские разведчики успели сделать два захода над палубой и сфотографировать панику американцев: моряки обрубали топливные магистрали, чтобы отсоединиться от танкера и увеличить скорость авианосца. Эти снимки потом с пламенным приветом были отправлены по электронной почте на “Китти Хок” и затем еще долго гуляли по Интернету.

В 2002 году, когда уходил в отставку главком ВВС Анатолий Корнуков, он усиленно предлагал назначить своим преемником именно Ноговицына. Начальник Генштаба Анатолий Квашнин был против. Его претензии к 50-летнему Ноговицыну звучали примерно так: слишком молод, не умеет еще правильно заходить в кремлевские кабинеты, пусть немного пооботрется в московских коридорах.

Главкомом ВВС тогда стал человек Квашнина — Владимир Михайлов, который по властным коридорам ходить умел прекрасно. Затем, когда он сам отправился в отставку, благодаря “коридорному таланту” тоже продвинул “своего человека”. Ноговицыну же тогда было сказано, что для главкома ВВС он слишком интеллигентен, даже матом ругаться не умеет, а потому для этой должности не годится.

В результате Ноговицын двинул в сторону военной науки, защитил докторскую диссертацию и в июле 2008 года стал председателем Военно-научного комитета — заместителем начальника Генштаба РФ.

Такой карьерный путь генерала лишь подчеркивает некую закономерность, существующую в Российской армии: “слишком интеллигентные” командиры, если такие еще остались и не написали рапорта об отставке, должны заниматься наукой и теорией. Там от них толком ничего не зависит. Практика — удел тех, кто может материться, стучать кулаком, определять, что принесет материальную выгоду, а главное — умеет правильно входить в высокие кабинеты. И никак иначе.

Иначе может все перевернуть только война — информационная или какая другая, не важно. К сожалению, только она в состоянии всем показать, кто из армейских командиров чего в действительности стоит. И хорошо, если в тех самых кабинетах, куда нужно так долго учиться входить, успеют это разглядеть, понять и сделать правильные оргвыводы. Не дожидаясь новой войны…

Ольга Божьева

0


Вы здесь » П.Р.О. Политика.Результат.Общество. » Аналитика,интервью,официоз » Югоосетинское противостояние. Итоги и прогнозы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC